Палата обезьянья

Палата обезьянья

Сегодня расскажем об одной из самых любопытных российских литературных мистификаций - Обезьяньей Великой и Вольной палате (Обез-велволпал) и ее канцеляриусе - русском прозаике, авторе многих книг о Москве, переводчике, художнике и каллиграфе Алексее Михайловиче Ремизове (1877, Москва - 1957, Париж).

Ремизов - с его увлеченностью допетровской Русью, обращением к древним рукописям и старопечатным книгам, с его знанием русского национального характера, стремлением восстановить драгоценный живой природный русский язык - яркая личность Серебряного века. Любовно, лирично звучала у писателя тема детей, критики писали "об особенном, преображенном мире, в котором отдыхает измученное наболевшее сердце". В сочинениях для взрослых Ремизов с каким-то особенным удовольствием разыгрывал и мистифицировал публику: "... мне всегда скучно, если все идет порядочно", - признавался он.

Замысел создания Обезвелволпала, весьма продолжительной и масштабной художественной мистификации, канцеляриус относил к 1908 году, когда создавалась "Трагедия о Иуде, принце Искариотском". Среди ее персонажей был царь Асыка I - Обезьян Великий, который награждал подданных. В игре с племянницей Е. С. Ремизовой писатель придумал для нее совсем особый знак отличия, какого больше ни у кого нет. Получился обезьяний знак "для ношения тайно". После постановки трагедии под названием "Проклятый принц" в 1916 году в Театре имени В. Ф. Комиссаржевской были сделаны первые "обезьяньи грамоты" (написанные каллиграфическим почерком и разрисованные), которые вручались в знак возведения в обезьяньи князья (среди них - пушкинист Щёголев, писатели В. Шишков, М. Пришвин, Максим Горький) и кавалеры (в том числе философ Л. Шестов, Н. Гумилев, А. Ахматова, Ю. Балтрушайтис).

Царь Асыка, которого "никто никогда не видел, никто никогда не слышал", издавал манифесты и "собственно-хвостно" подписывал декреты и грамоты, в качестве "письмен обезьянских" использовалась глаголица. Обезвелволпал имел Конституцию, положение о денежных знаках, гимн и танец. "Смелое царство" обезьян противопоставлялось погрязшему во лжи "человечеству". Как разновидность языка эзопова "обезьянье наречие" имело хождение в дореволюционной литературно-критической среде, чему свидетельством отзыв Иванова-Разумника на ремизовскую повесть "Крестовые сестры": "Между "Святой и Русью" и обезьяной".

...Когда же в Петрограде настала революция, жить стало невмоготу: "вреден север" вольным обезьянам. Писатель В. Шкловский видел Ремизова в Берлине. Вся комната в куколках, чертиках: домашний зверинец как защита от чуждого мира. А потом, в Париже, ему снились обезьяны, сосланные из жарких стран в зимний каменный город на Неве...


02.04.2016 02:06:59 
автор: Татьяна СЕРГЕЕВА 

← Все новости

 
«Московская правда»
радио-онлайн
Новое видео
011018 SpoilerAlert

Нажмите и получайте наши новости вместе с Яндексом
Loading...
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru