"Охотный ряд" на берегу Неглинки

"Охотный ряд" на берегу Неглинки

Достаточно, выйдя со станции метро "Охотный ряд", шагнуть в торговый центр "Охотный ряд", и вот вы уже на Манежной площади, точнее сказать - на ее подземных этажах. Если не останавливаться у нарядных витрин и не заглядывать в модные бутики, то уже через несколько минут бесшумный эскалатор доставит вас под открытое небо, и вы окажетесь среди гуляющих москвичей и гостей столицы.

- Как видите, Манежная площадь в ее теперешнем убранстве - одно из самых оживленных мест отдыха москвичей и гостей столицы, - вступает в разговор наш бессменный гид по Москве, академик архитектуры Александр Петрович Кудрявцев. - А я хорошо помню те времена, когда это было безжизненное и загазованное пространство - настоящая асфальтовая долина, уставленная рядами автобусов для интуристов. На нынешней площади - чистота и порядок. В любое время года сюда устремляются толпы людей.

Конечно же, прекрасно, что в самом центре Москвы, у стен Кремля, организована пешеходная зона.

- Но разве вас не смущает, - спрашиваю академика, - что эта пешеходная зона проложена по крыше торгового центра и оттого, вероятно, имеет неровный рельеф, весьма неудобный для инвалидов и стариков?

- Да, вы правы, - соглашается А. П. Кудрявцев. - Недаром один известный московский архитектор сравнил Манежную площадь с плавающей подводной лодкой... Что поделать, издержки Юрского периода, - отвечает А. П. Кудрявцев. - Увы, таких просчетов немало случалось.

А ведь как все замечательно было задумано!

"Обустройство Манежной площади" - под таким названием тогдашние отцы города Гавриил Попов и Юрий Лужков объявили в 1990 году международный конкурс, в котором неожиданно победил малоизвестный архитектор Борис Улькин. Проект восхитил и профессионалов, и московское правительство, и даже первого президента России Бориса Ельцина, назвавшего автора гением.

Чем же все-таки удивил неизвестный архитектор?

- Говоря о победителе конкурса, не будем вводить в заблуждение читателей, - объясняет академик А. П. Кудрявцев. - Это был вполне зрелый мастер, много лет прослуживший в Узбекистане и считавшийся крупным специалистом в области подземных сооружений. Наряду с рутинной градостроительной работой на посту главного архитектора Бухары, он участвовал в создании уникальных оборонных объектов - подземных аэродромов и станций "земля-воздух". Именно этот опыт помог Борису Улькину в создании оригинального проекта.

Предполагалось, что под Манежной площадью появится подземный город с магазинами и галереями, однако сама площадь, оставаясь плоской, должна была превратиться в общественное пространство для пешеходов - с уличными кафе, газонами и скамейками. Причем прогуливаться здесь было бы весьма любопытно, так как пешеходную зону планировалось выполнить из специальных стеклопакетов, способных пропускать свет: естественный - днем с поверхности в толщу недр, а искусственный - вечером в обратном направлении. Кроме того, на границе между площадью и Александровским садом, где раньше текла Неглинка, архитектор предложил сделать ущелье, вывести реку из-под земли и перекинуть сверху несколько пешеходных мостков.

Заманчиво в проекте выглядела и сама подземная часть. На ее семи этажах архитектор предлагал разместить общественно-культурный центр, в котором бы преобладали не торговые точки, а заведения гуманитарного свойства - исторический театр, концертный зал с органом, археологический музей, детская игровая площадка, художественный салон и картинная галерея. Хватило бы места офисам, кинотеатру, кафе, барам и ресторанам, а также магазинам. А от гостиницы "Москва" тянулась бы у самой поверхности площади широкая улица, приводившая прямо в Манеж. Над головами прохожих через прозрачную крышу виднелось бы чистое небо.

- Проект начали претворять в жизнь, - продолжал свой рассказ А. П. Кудрявцев. - Он был уже на этапе работ, когда мэр Москвы поехал в Англию. Заинтересовавшись опытом сооружения подобных подземных центров, он попросил англичан провести экспертизу проекта Бориса Улькина. Англичане предложили внести поправки, прежде всего - изменить функцию общественно-культурного центра, преобразовать его в торгово-развлекательный комплекс, чтобы сделать быстро окупаемым и прибыльным, то есть вместо выставочных залов, музеев, театров и прочих заведений культуры разместить исключительно бутики и офисы. А кроме того, они посоветовали не забираться так глубоко вниз, поскольку люди испытывают на глубине дискомфорт и будут неохотно посещать торговые точки, расположенные на седьмом подземном ярусе.

- Пока обсуждались варианты подземного комплекса, - вспоминает академик, - в центре столицы стоял глубочайший котлован, открывавший все слои древней Москвы. Особенно впечатлял черный пояс - памятник пожара 1812 года. Действительно, это было благодатное время для археологов. Их открытия легли в основу археологического музея, разместившегося на месте тогдашних раскопок.

В конце концов рекомендации, выдвинутые английской фирмой, пришлись по душе Ю. М. Лужкову, но категорически не понравились автору. А так как он на компромисс не пошел, проект Улькина передали на переработку в институт "Моспроект-2" и пригласили в соавторы скульптора Зураба Церетели. К сожалению, то, что получилось после переработки и вошло в строй на Манежной в 1997 году, к проекту Улькина не имеет никакого отношения. Поделенное на множество фрагментов пространство теперь разбито на несколько уровней. Зеленые насаждения присутствуют лишь формально: всего несколько островков газона, огражденных бордюрами. Зоны соединены лестницами и балюстрадами, разница между которыми достигает двух метров. Для пешеходов, тем более инвалидов, переход из одной зоны в другую не только сложен, но местами практически невозможен. Сама Манежная теперь выглядит чересчур эклектичной - слишком много фонтанов, каналов и скульптур. Да и Неглинка, выпущенная из-под земли для туристов и украшенная скульптурами по мотивам русских народных сказок, смотрится не естественно, а как театральная декорация.

Споры вокруг скульптурных композиций, установленных на Манежной, не прекращаются до сих пор.

- Интересно, а как к ним отнесся Борис Улькин? - спрашиваю в заключение А.П. Кудрявцева.

- Незадолго до кончины архитектора, а он умер в 2006 году, читал об этом в его интервью. Говоря откровенно, отзывался без восторга. Гораздо лучше он относился к самому Зурабу Церетели, считал его обаятельным человеком и талантливым организатором.

 

18.03.2016 01:03:22 
автор: Юрий СИНЯКОВ 

← Все новости

 
«Московская правда»
радио-онлайн
Новое видео
Фантасмагория в кино

Нажмите и получайте наши новости вместе с Яндексом
Loading...
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru