Татьяна Гармаш-Роффе: В наше время детектив стал разновидностью классического романа

Татьяна Гармаш-Роффе: В наше время детектив стал разновидностью классического романа
Автор популярных детективных романов Татьяна Гармаш-Роффе по образованию театральный критик. Знание законов драматургии помогает писательнице придумывать увлекательные сюжеты, захватывающие читателя коллизии и интриги. Детективы она пишет уже почти 20 лет, и за это время создала много запоминающихся образов. Недавно в издательстве ЭКСМО вышел ее новый роман - "Завещание с того света", продолжающий цикл расследований частного сыщика Алексея Кисанова по прозвищу Кис.

- Татьяна, скажите, о чем ваш новый роман? Какие приключения ждут отважного Киса на этот раз?

- Как всегда, все начинается с головоломки. Не просто преступление - вот труп, вот место происшествия, вот подозреваемые; ищем следы и проверяем алиби всех вокруг. Нет, я люблю запутанные истории, в которых сначала ничего не понятно. Когда перед следователем сплошные загадки и он не понимает, с какой стороны и как к ним подобраться. Роман начинается с того, что к Кису обращается 17-летняя девчушка Маша. Ее отец погиб в автокатастрофе, но на днях к ним домой прилетел голубь, держащий в клюве письмо от папы, а в письме сказано, что на самом деле произошло убийство. Киса ситуация, понятно, изумляет. Алексей все же берется за дело и залезает в такие дебри, что уж и сам не рад.

- Я слышал, что для достоверности своих книг вы постоянно консультируетесь с настоящим частным детективом. Наверное, вы хорошо знакомы с теорией сыска?

- У меня есть консультант - Геннадий Соболь, бывший полицейский, подавшийся в частный сыск, в точности как мой герой. Я у него спрашиваю конкретные детали, а не "теорию сыска". Например, на каких машинах ездит нынче полиция, из какого оружия стреляет, как долго приходится получать разрешение на обыск или каким образом частному детективу подобраться поближе к материалам уголовного дела (ведь официально ему никто эту информацию не даст).

Теория же расследования преступлений, изложенная в учебниках, по которым учатся будущие полицейские, общедоступна, любой человек может почитать учебник для курсантов на сон грядущий. Но мне эта теория практически ничем не помогает. Свои истории я выстраиваю иначе. Суть в том, что у моего героя - частного детектива - нет такого арсенала, как у полиции, ему приходится все делать самому, в одиночку. И единственный инструмент расследования - это его интеллект.

- Некоторые авторы вплетают в сюжетные линии истории из собственной жизни, "списывают" персонажей со своих знакомых. Вам это свойственно? Или ваши романы плод исключительно воображения?

- Нет, с жизни я никогда не списываю. Во-первых, я считаю, что "списывать" с жизни - это работа журналиста, а не писателя. Одна из составляющих писательского таланта - богатое воображение. Хотя в истории литературы известны имена талантливых писателей, вдохновлявшихся газетными заметками. С другой стороны, они именно вдохновлялись, а не списывали. Кроме того, у меня очень острое чувство интимности, неприкосновенности моей частной жизни. Я уважаю и частную жизнь знакомых и друзей. Нет ни одного человека в моем окружении, у которого я бы "стащила" его личную историю. Хотя у одной подруги я "стащила" необыкновенную длину волос для Ксюши, но на этом сходство и закончилось. Своим персонажам я отдаю только некоторые свои мысли о жизни. И читатели, которым кажется, что через мои книги они узнают что-то обо мне лично, ошибаются.

- Ваша авторская серия в Эксмо не случайно называется "Детектив как искусство", а каковы неотъемлемые составляющие концепции настоящего детектива по Гармаш-Роффе?

- Существуют, конечно, книжки, где девушки открывают сложные замки пилочкой для ногтей, а стекла из окон вынимают голыми ручками. Но это уже не детективы, а скорее фантастика. Мне очень важна техническая точность в описании всех деталей. Если автор упоминает оружие, он обязан знать, какой оно модели и как стреляет. Он должен знать все о машинах, если упоминает их в тексте (как в моем романе "Ведь я еще жива"). О хакерах и их методах, если речь зашла о компьютерных взломах (роман "Укрыться в облаках"). О диабете, если человека убили с помощью инсулина ("Мертвые воды..."). Как формируются партии бриллиантов, если они лежат в основе шифра ("Ангел-телохранитель")... И так далее.

Я считаю, что в наше время детектив стал разновидностью классического романа (раньше он был просто небольшой повестью, сосредоточенной исключительно на интриге расследования), в котором рассказывается не только о преступлении и поиске преступника, но и о людях, вовлеченных в орбиту следствия. Об их судьбах, проблемах, переживаниях. Поэтому я стремлюсь к тому, чтобы в моих книгах были образный язык, достоверность чувств, яркие персонажи, точная психология. Кроме того, крайне важен ритм. Детектив не терпит пустот, повторов и прочей "воды", разбавляющей текст. В обычном ("классическом") романе можно, наверное, тратить по пять страниц на описание платьица, в детективе такое провисание динамики разрушает магию самого жанра.

- Сколько времени обычно у вас уходит на новый роман?

- Где-то около года. Правда, был период, когда в силу договоренности с издательством приходилось писать по два романа за год. Конечно, в коммерческом плане это выгоднее. Но в художественном - проигрышно. Жизнь ведь состоит не только из литературы. Есть семья, дом, обязанности перед близкими. Когда у меня есть год на новую книгу, я могу без особых потерь для себя совмещать творчество с бытовой текучкой, тогда как писать роман за полгода - это словно оказаться в настоящей соковыжималке.

- Наверное, важно и вдохновение. Где вы его черпаете?

- Тут даже важно не вдохновение, а некий новый замысел, который часто возникает сам, непонятно откуда. Он как зернышко проникает в мозг и сердце. И начинает постепенно прорастать. Особенно его росту способствуют прогулки на свежем воздухе и... душ. Под душем столько интересных мыслей рождается, вы даже не представляете!

- Вы живете во Франции, но не забываете своих читателей и регулярно бываете в России. Скучаете ли вы по родине?

- Повода для ностальгии у меня нет, ведь я не эмигрантка. И никогда не разрывала связь с Россией, никогда не выбирала жизнь в другой стране. Просто там находится дом моего мужа. А в Москве - дом моих родителей. Я постоянно мотаюсь между этими домами и дорогими мне людьми.


21.06.2016 00:16:37 
автор: Беседу вел Александр СЛАВУЦКИЙ 

← Все новости

 
«Московская правда»
радио-онлайн
Новое видео
Вести ДОСААФ.

Нажмите и получайте наши новости вместе с Яндексом
Loading...
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru