...И слово чувствовать рукой

...И слово чувствовать рукой
   ​"Бегу, бегу! Я уже из метро выскочила", - звонит мне известная переводчица  венгерской литературы Татьяна Воронкина. Легко поднявшись по ступенькам лестницы, она останавливается и ищет меня глазами... А я не верю, что это она. В  издательстве предупредили: Татьяна Иосифовна - человек пожилой, ей уже за  восемьдесят...  Назвать эту элегантную и стройную женщину пожилой язык не поворачивается. Столько энергии и жизненной силы - молодые позавидуют. 
   - Я настоящий динозавр своего дела, - смеется она. - Вот каким-то чудом "зацепилась" и держусь за работу, пока могу. Каждый раз, начиная работать над новым переводом, ставлю себе цель: обязательно довести дело до конца. И не только перевести достойно, но и проследить, чтобы напечатали, поняли, прочитали. Я постоянно выезжаю в школы, библиотеки, даю интервью, работаю в театре, помогаю  молодым начинающим переводчикам, дабы популяризировать творчество замечательных венгерских писателей. Конечно, это отвлекает от самого процесса работы над текстами, но зато держит в тонусе. Я понимаю, что надо хорошо выглядеть, улыбаться, убедительно рассказывать. И всегда радуюсь, видя неподдельный интерес со стороны людей, а особенно молодежи. 
   На счету кавалера ордена Труда Золотой степени, Малого Креста ордена Венгерской Республики и многих литературных премий Татьяны Воронкиной свыше 300 книг. За более чем полувековое служение литературе и венгерской словесности Татьяной Иосифовной собрана целая библиотека лучших венгерских произведений. Неотъемлемой частью ее работы является и "устройство" дальнейшей судьбы своих детищ - переведенных книг. 
   Буквально каждый месяц она участвует в  каком-нибудь очередном мероприятии: литературном вечере, концерте, выступлении с единственной целью - познакомить более широкий круг слушателей с новым писательским именем, издательскими новинками. При Венгерском культурном центре даже сложился определенный круг публики, который всегда отзывается на все ее мероприятия.  
   Среди своих любимых авторов Татьяна Иосифовна сразу выделяет Иштвана Эркеня, классика мировой литературы, которому недавно исполнился 101 год. 
- Весь прошлый год, который пролетел как одна минута, был посвящен этому юбилею, - говорит переводчица. -  В свое время, до периода распада Советского Союза, венгерского прозаика и драматурга, основоположника венгерского театра абсурда Иштвана Эркеня считали своим драматургом 27 советских театров. А знаменитые постановки Товстоногова в БДТ вошли в историю не только отечественной, но и мировой культуры. Он был широко известен в Европе и Америке, а ныне, к сожалению, совершенно забыт. 
   Мне очень посчастливилось знать его лично, мы много разговаривали, он делился своими бесценными воспоминаниями, мыслями и мнениями. В конце  1960-х годов, когда я была студенткой  филологического факультета, мне впервые попалась в руки его книга. Тогда я даже толком венгерского не знала...  У меня с этим языком все вышло случайно, хотя вполне закономерно. Изначально изучала словацкий язык и когда после свободного распределения пошла в издательство иностранной литературы, то столкнулась с некоторыми трудностями. Главный редактор тогда задал мне сакраментальный вопрос: "А кроме этого словацкого, вы какими-нибудь экзотическими языками случайно не владеете?"  Этим "экзотическим" стал венгерский, которым я немного занималась в университете для собственного удовольствия. Редактор ухватился за этот факт моей биографии, и я начала "тренироваться" в языке уже более тщательно. Моим первым писателем, моим проводником в мир венгерской литературы как раз и стал Иштван. Участник и очевидец военных событий, в 1957 году  он оказался в "черном списке" цензуры из-за своих дерзких выступлений на радио и в печати. Эркень был вынужден писать в стол, что в свою очередь дало ему необыкновенную свободу. Его персонажи - обычные люди, которых никак нельзя назвать героями, а их поведение - героическим.  Но эти люди способны на сильные чувства, они заявляют о своем праве на личную независимость, на неприкосновенность своей внутренней жизни, на человеческое достоинство.  
   Немаловажное место в литературной жизни Татьяны Воронкиной занимает детская и юношеская литература. На редкость плодотворное сотрудничество сложилось у переводчицы с одним из издательств, в результате которого за последние полтора года свет увидело шесть произведений венгерской литературы, по праву входящих в золотой фонд детской книги. 
- Впрочем, - комментирует Татьяна Иосифовна, - название "детская" в данном случае довольно условно, ведь когда речь идет о по-настоящему талантливом произведении, оно почти всегда обращено в два адреса: и детям, и взрослым. Взять, например, автора книги "Горе-волшебник" Пала Бекеша. Этот замечательный молодой писатель рано ушел из жизни. Он писал свои книги, которыми сегодня в равной степени зачитываются и взрослые, и дети в уникальном жанре "повесть-сказка". История о волшебнике Жужике Шуршалкине появилась задолго до всемирно известного Гарри Поттера и, к сожалению, в силу редкости языка, не обрела заслуженной популярности. Но, на мой взгляд, книга достойна стоять на полке рядом с классиками мировой литературы. Такая невероятная фантазия, остроумие и виртуозная игра слов! Я также имела честь быть с Бекешом лично знакома и очень горевала, когда его не стало. Я до сих пор помню, как буквально плакалась ему в жилетку, что не могу разгадать и точно перевести с венгерского на русский его выражения-головоломки.  
   Хочется отметить и нарядные книжечки Евы Яниковски, признанного мастера детской литературы, созданные ею в творческом тандеме с замечательным художником Ласло Ребером. Эти небольшие книжки - настоящий подарок читателю. Умная и остроумная книжка-перевертыш "Радуйся, что девочка" и "Радуйся, что мальчик", на первый взгляд простая,  помогает навести мосты взаимопонимания между взрослым и ребенком. Классик венгерской детской литературы Ева Яниковски сочинила две замечательные оды материнской любви: счастью от того, что на свет появился мальчик... или девочка! - и обе они вошли в книгу. "Мировосприятие самой Евы" - это тоже взгляд ребенка. Книга "Был бы я взрослым" красочно рассказывает о фантазиях одного мальчишки, которого от счастья отделяет лишь пара десятков лет. И вслед за автором так и хочется повторять, что каждый ребенок, даже самый маленький, знает, что быть непослушным куда веселее, чем быть паинькой. "Каждый ребенок в душе больше всего на свете мечтает об одном: наконец-то стать взрослым! Ведь тогда-то и начинается жизнь: можно смело ходить по лужам, не мыть руки перед едой и не убирать игрушки! Вот оно - настоящее счастье!" Эта работа над произведениями замечательной венгерской писательницы и моего друга, стала исполнением моей давней заветной мечты и осуществлением слова, когда-то данного: предоставить возможность героям Евы заговорить по-русски.
   Татьяна Воронкина добавляет, что своей главной задачей она считает поднятие уровня порой упрощенных текстов до планки литературно-художественных произведений, прививающих юному читателю вкус к родной речи.
   - Переводчики, в отличие от писателей, находятся в немного другой ситуации, - говорит она. - Писатель сам сформировал свой почерк, свой стиль. И переводчик должен эти тонкости моментально уловить, он должен владеть своим родным языком так, как его, например, знал Лев Толстой. Плюс переводчик должен вникать в лексику, прислушиваться к оттенку голоса переводимого писателя. Далеко не каждый из нас считает это нужным, бывает, что порой коллеги смотрят на меня как на безумную. Но я считаю, что если не отдаваться полностью своей профессии, то зачем вообще этим заниматься? Нет легких переводов. Мало понимать, что, собственно, написал человек, - часто бывает так, что автора приходится "дотягивать", а порой и немного подправлять. Иной раз ты, как переводчик, лучше видишь "со стороны", что вот никак этот герой так поступить не мог, это действие не логично. Иной раз я ловила авторов на неточностях, промахах в описаниях. Тогда начинаешь немного выравнивать и внутренние диалоги, и выстраивание образа. К счастью, я могла обсуждать все эти проблемы непосредственно с самими авторами. Умные смеялись над собой, обсуждали и спрашивали моего мнения. Нет, это ни в коем случае не хвастовство, а момент работы. 
   Татьяна Воронкина признается, что до сих пор пишет гусиным пером и не владеет ни пишущей машинкой, ни компьютером. "Я очень долго стеснялась в этом признаваться, думала даже, что это какой-то мой психофизический дефект, но оказалось, что я далеко не одна. Очень много моих собратьев по перу этим грешат: желанием чувствовать слово рукой".  
   
20.09.2013 02:32:02 
автор: Татьяна БЕЛОНОЖКИНА. 

← Все новости

 
«Московская правда»
радио-онлайн
Новое видео
Презентации книги «Вторая жизнь мусора» и плаката-победителя конкурса "Помоги городу-сортируй мусор"

Наши проекты
Нажмите и получайте наши новости вместе с Яндексом
Loading...
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru