Елена Суржикова: "Я не солгу!"

Елена Суржикова: "Я не солгу!"

Елена Суржикова: «В жизни каждого человека наступает момент, когда в песнях он стремится найти ответы на извечные вопросы – зачем и почему?»


Композитор Елена Павловна Суржикова – автор более шестидесяти популярных композиций, которые вот уже почти двадцать лет звучат на радио и ТВ в исполнении артистов эстрады и прославленных актеров театра и кино, среди которых Ольга Кабо, Дмитрий Харатьян, Марина Ширшикова, Ксения Георгиади и др. Но наибольшую популярность, пожалуй, заслужили легендарные хиты в исполнении Народного артиста России Николая Караченцова – «Я не солгу!» и «Звезды сошли с небес!».


- Елена Павловна, когда вы впервые начали заниматься музыкой, у вас уже было осознание, для чего вы будете писать свои песни: для кино, эстрады или, быть может, это должна была быть академическая музыка?

- Наверное, нужно начать с того, что по воле обстоятельств, я родилась в одном городе с великой певицей Анной Герман: она в 1946 году, я – 1952-ом. 

Музыка вошла в мою жизнь с самого раннего детства, мама и тётя постоянно пели мне песни. Тётя имела настоящий оперный голос, а мама – очень любила поэзию, каждый день читала мне сказки и стихи. Дома у нас было бесчисленное количество нот, песенников, иногда приходили артисты и устраивали репетиции. 

Сознание того, чего я, собственно, хочу, появилось в четырнадцать лет, после просмотра чешского фильма «Старики на уборке хмеля». Смотрела я его 14 раз, знала все песни наизусть и просто бредила гитарой. Когда мне её подарили, я была самой счастливой девочкой на всём белом свете! После годичных курсов игры на шестиструнной гитаре, немного овладев азами аккомпанемента, пыталась сочинять. Мысли о том, что я когда-то стану автором многих песен, никогда не приходили мне в голову. Я просто обожала музыку!

- А кто из исполнителей повлиял на вас особенно сильно? Например, знаменитая династия Суржиковых?

- Самое сильное впечатление на меня произвела Консуэло Веласкес, сочинившая «Besame mucho» и Патрисия Карли песней «Прости мне этот каприз!». Я была просто в шоке, узнав, что эти красивейшие и неувядаемые произведения сочинили такие молодые девушки! 

Об Иване Николаевиче Суржикове я знала, как и вся страна, с удовольствием слушала его песни, но не предполагала, что выйду замуж за его племянника – Суржикова Сергея Михайловича. 

- В источниках говорится о том, что вы долгое время писали «в стол», чем занимались в это время? И всегда ли в вас присутствовала уверенность, что слава и признание непременно придут?

- Свои первые, уже более зрелые песни, я исполняла, будучи певицей и гитаристом в группе «3 + 1», а также делала стихотворные переводы к песням Северина Краевского и Марыли Радович. Видимо, проявлялась польская кровь, оставленная мне в наследство дедушкой по материнской линии - Юрием Цыбульским! В Орловской филармонии судьба свела меня с прекрасным пианистом и аранжировщиком – Игорем Олейником, он стал моим вторым мужем, и во многом способствовал моему музыкальному развитию. Мы вместе учились в Калужском культурно –просветительском училище. С ансамблем «Экспромт» мы объездили всю Среднюю Азию и Центральную Россию.

Устав от гастрольной жизни, мы с мужем обосновались в Балабаново Калужской области, в воинском городке, где отец Игоря получил квартиру. Работали мы в ресторане «Юбилейном» города Обнинска. Однажды, в конце 1981 года я увидела по телевидению отрывок из рок-оперы «Юнона и Авось», в исполнении Елены Шаниной и Николая Караченцова, и что-то очень важное произошло со мной… Я стала рваться в Москву, слава богу, что там жили мои тётя и дядя. Естественно, ни о какой славе и признании, речи не велось, просто хотелось идти вперёд, а не закисать в однообразии ресторанного репертуара!

- Взлет вашей творческой карьеры пришелся на 1996, когда вы познакомились с Народным артистом России Николаем Караченцовым. Каким образом это произошло?

- На этот вопрос я отвечу небольшим отрывком из романа «Гром небесный», который мы пишем совместно с журналисткой из Дании – Еленой Яных. Собственно, Гром небесный – это герой произведения, великий актёр и человек – Николай Караченцов!

«В 1996 году друг нашей семьи, блистательный барабанщик Борис Богрычёв, которому нравились некоторые мои песни, познакомил меня с Николаем Петровичем. 6 января на улице было холодно, я одела шерстяные, серые брюки и белый мохеровый свитер. В цветочном магазине на Спартаковской долго выбирала цветы для артиста и почему-то объясняла продавцу, что букет этот предназначается самому лучшему человеку на Земле. Встретились мы с Борисом возле памятника Пушкину, констатируя, что – поистине, сюда не зарастает народная тропа! Пришли на служебный вход «Ленкома», присели на кресла, стали ждать. Вдруг, где-то вдалеке, пророкотал неповторимый низкий голос, усиленный сводами потолков, затем появился он сам – легендарный Николай Караченцов. В жизни выглядел худеньким и стройным, по телевидению, казался крепким и коренастым. Как во сне, я подошла к Николаю Петровичу, молча протянула цветы, говорить не могла. Караченцов в свои пятьдесят два выглядел великолепно: гибкое, спортивное тело, красивые глаза, обворожительная улыбка. В гримёрке Актёра я очень волновалась, движения были суетными, руки от волнения дрожали. Пока расчехляла и подстраивала замёрзшую гитару, Николай Петрович вполголоса беседовал с Борисом, потом ободрил меня несколькими фразами: «Русские не сдаются!» и «Огонь! Пли!». Я спела пять песен, Николай Петрович внимательно слушал, а потом сказал: «Зря вы так волновались! Очень симпатичные песни. Давайте сделаем так: запишем песню «Я не солгу!», а потом – будет видно!».

На прощание, он поцеловал меня в щёку, и я произнесла такой же текст, который, не сговариваясь, произносят все, поцелованные им женщины - теперь я не буду умываться!

- Было ли что-то такое во время вашей работы с Николаем Петровичем, что вам особенно запомнилось и запало в душу?

- Конечно, общение с Николаем Петровичем доставляло ни с чем не сравнимое удовольствие! Он всегда шутил, балагурил, замечания по поводу моих текстов были очень правильными, но делал он их не в обидной форме. Мне передалось его бережное отношение к стихам! Николай Петрович всегда держался молодцом, свои неудачи, невзгоды, усталость и душевный непокой, носил в себе. Не жаловался на судьбу, не сетовал на стечение обстоятельств. Умел слушать и слышать людей, проникался их проблемами, помогал чем мог. Очень ценил дружбу. Женщин любил, баловал, понимая, как нелегко им живётся в этом мире. Они расцветали в его присутствии. Терпеть не мог сплетен, домыслов, слухов, пресекал их на корню. Мог одной фразой поставить человека на место. Очень любил свою работу, каждый раз боялся опоздать на спектакль или репетицию. Невозможно счесть, сколько травм и повреждений получил он во время съёмок, выполняя работу каскадёров. Подчас, работал, превозмогая острую физическую боль: зрителю было невдомёк, каких усилий стоит ему смеяться и танцевать на сцене. Только в гримёрке наркотик сцены переставал действовать, и он не мог сдвинуться с места без посторонней помощи. Сон был дефицитом у Николая Петровича, навёрстывал в перелётах, переездах, антрактах. В его сутках было 3-4 часа для сна. Урывал время для записей песен. Звонки, репетиции, съёмки, спектакли, интервью, концерты, пресс-конференции. Теннис захватывал не на шутку, играл профессионально и азартно, оттачивая мастерство, радовался победе и огорчался поражению, как маленький ребёнок. Ничего не делал спустя рукава. Роли не играл, а проживал. Был кумиром миллионов в России и за границей. Гордился своим театром, коллегами, огорчался, что на экранах идут недешевые заграничные фильмы, оттесняя талант русских актёров и режиссёров. Личная жизнь заключалась в том, что на неё не было времени. С супругой ему то ли повезло, то ли сам он был таким провидцем, выбрал ту – единственную, которая отдавала ему и сыну всю себя…

- А скажите все же, какими особенностями обладают песни, исполненные актерами, то есть не профессиональными по сути певцами, а теми, которые в исполнение вкладывают больше души нежели техники?

- На мой взгляд, поющие актёры могут из любой песни сделать маленький спектакль, их умение «проживать» песню, я ценю очень высоко!

- Что должен учитывать композитор, создавая подобные композиции?

- Скорее всего, это должны быть песни от первого лица, откровения души, по крайней мере – произведения чистые, от сердца льющиеся!

- А всегда ли вы это учитываете? Или каждая новая песня – это своеобразный ребенок, которого вы отпускаете в свободное плавание, холя и лелея, но, тем не менее, предоставляя ему искать свой собственный путь в жизни?

- Раньше, почти все мои песни приходили ко мне, помимо моего желания, они выливались одновременно, со словами и музыкой. Сейчас, я многое вижу в ином свете. Если кто-то просит написать для него песню, встречаюсь лично с этим человеком. Возраст исполнителя, его внутренние, душевные порывы, аудитория, для которой он собирается петь - всё важно! И, хотя всё учесть невозможно, я к этому стремлюсь. А песни я, действительно, считаю детьми и, безусловно, нет никакого желания, чтобы они были мёртворождёнными!

- Сейчас, спустя почти пятнадцать лет с того момента, как наша жизнь шагнула в новый век, изменилось ли отношение к песне?

- Для меня не изменилось. Просто появилось понимание того, что в молодости людям хочется приятных ощущений, быстрой, ритмической музыки, не заставляющей думать. Но, наступает время разочарований, обид, потерь…и тогда в жизни человека появляется другая музыка и другие песни, дающие хоть какой-то ответ на извечные вопросы – зачем и почему?

- А какие композиции пользуются наибольшей популярностью сегодня, а какие наоборот незаслуженно, по вашему мнению, остаются в стороне?

- Если вы имеете в виду мои песни, то наиболее раскрученными являются песня: «Я не солгу!» первоначально, исполненная Николаем Караченцовым и, в последствии, Ольгой Кабо, конечно, «Звёзды сошли с небес!» и «Казино» в исполнении Николая Караченцова, «Побег» и «Мой край!» поёт Ксения Георгиади. Сборник «Я не солгу!» давно раскуплен и, возможно, будет тиражироваться повторно. Кроме того, постепенно складывается новый сборник «Каштаны в огне», с одноимённой песней в исполнении Ольги Кабо.

- Елена, Павловна, а о чем сегодня хочется писать?

- Я пишу тогда, когда нельзя не писать! Сейчас, рвётся из груди возмущение в связи с событиями на Украине! Как можно убивать ни в чём не повинных людей?! Вот отрывок из моей новой песни:


Хаты белые на окраине тлеют углями над Донцом,

Что, по воле злой, стали крайними… Кто вернёт сынам отчий дом? 

И не рожь шумит спелым колосом, не в садах поёт соловей,

То душа кричит, что есть голосу, льются слёзы вдов, матерей!..


- Каких песен, по вашему мнению, сегодня не хватает? Или наш век напротив отличается особенным разнообразием?

- Хороших песен, на самом деле, очень много. Другой вопрос, как им пробиться в эфир радиостанций?!

- Как считаете, композиторами все же рождаются или становятся?

- Я считаю, что одного таланта недостаточно, не только, чтобы стать композитором, но и в любой другой профессии! Прежде всего, должно произойти становление личности.

- А есть в вашей копилке достижений такие песни, которые, быть может, не приобрели широкую известность или не нашли покуда своего исполнителя, но к которым вы относитесь с особенным трепетом?

- Таких песен достаточно много. Думаю, что некоторые из них зазвучат в скором времени. Совсем недавно Елена Степанова, - актриса театра «Ленком» решила записать мою песню «Реквием Мерилин Монро». Так же, Заслуженная актриса Ольга Кабо разучивает песню «Каштаны в огне», написанную мною в соавторстве с прекрасным музыкантом Сергеем Потаповым.

Беседу вела Юлия Никольская

 
07.01.2015 02:43:12 
автор: Юлия Никольская  

← Все новости

 
«Московская правда»
радио-онлайн
Новое видео
Литература и кино. Что смотреть?

Нажмите и получайте наши новости вместе с Яндексом
Loading...
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru