Подбросил шляпу и не смог поймать

Подбросил шляпу и не смог поймать

В Театре Луны состоялась премьера спектакля "Антракт" по пьесе драматурга Александра Марданя в  постановке Натальи Когут.

 

Начало было многообещающим: полумрак, музыка и пять женщин в длинных платьях. Загадочные и непредсказуемые, они двигались, вынося то ли свечи, то ли лунные блики и какие-то странные предметы с полыми кругами. Когда зажегся свет, стало понятно: действие происходит за кулисами театра, в зрительном зале которого идет пьеса Чехова "Три сестры", а полые круги означают зеркала в гримерке.

И действительно: зачем настоящие зеркала, когда их легко можно вообразить, как и несуществующие мобильники? По звонку звукорежиссера рука персонажа тянется к уху, и происходит разговор, ведь мы находимся в театре. Когда пять граций расставляют под музыку реквизит, над ними на возвышении стоит дирижер, по мановению руки которого они то замедляют темп, то убыстряют, мгновенно обрывая движения, гипнотизирующие зрителей.

Публика с радостью принимает условия игры и ждет открытий, заявленных и в завораживающем ритме, и в женских фигурах, и в азартном возбуждении дирижера, и во внезапной смене полуфантастической картины вполне реальной жизнью. А в жизни этой во время антракта актрисы провинциального театра, скученные в одной гримерке, общаются между собой. И у каждой есть причины озаботиться не столько спектаклем, сколько своими проблемами, понятными сидящим в зале. Там же появляется и дирижер увлекательной пантомимы, который оказывается директором и худруком театра. Его ярко и сочно играет Владимир Тягичев, не оставляя сомнений: он здесь и хозяин, и домовой, и душа коллектива. Актер сумел максимально открыть своего героя во всех его проявлениях - ревности, зависти, страхе, творческом азарте. Чувства, сомнения, желания он выплескивает со всей страстью своей мощной натуры. Это ощущается в разнообразных модуляциях его голоса, в жестах, сдержанных, когда он напряжен в ожидании подвоха, широких и резких, когда идет вразнос.

И вдруг в антракте все узнают о неожиданном приезде известного режиссера, который когда-то работал здесь вместе с нынешним худруком и был его другом. И этот режиссер сидит сейчас в зале. Актрисы в волнении, и те, кто его знал и был с ним близок, и те, кто никогда не видел, но мечтает о встрече. Позже появляется и сам гость из столицы - красавец-мужчина, высокий, глаза с поволокой, задумчивый взгляд - таинственный, как граф Монте-Кристо. Таким играет его Михаил Полосухин - неким антиподом взрывному худруку. Никто не знает, зачем он приехал, сбежав отсюда много лет назад после скандала. Причина выясняется при встрече бывших друзей, которые, как два дикобраза, долго примеряются друг к другу, прежде чем, как водится, выпить за встречу. Только почему-то совсем не по-русски, из бутылки и стаканов, а каждый из своей фляжки.

Столичный мэтр, разъезжающий по всему миру, решил вдруг сделать спектакль там, где начинал, приготовив для этой цели эпатажную вещицу, название которой никто не может произнести с первого раза. После предсказуемой "неудачи" он, как зайца из шляпы, вытаскивает другую пьесу, которая, так же как и первая, состоит из монологов, но уже вполне житейских, где участвуют те же пять женщин, что выходили в начале спектакля, да так и остались в нем до конца. А поскольку расклад ролей в новой пьесе напоминает отношения приезжего режиссера с некоторыми актрисами, то все невольно узнают в авторе его самого.

Начинаются репетиции монологов у постели лежащего в коме мужчины - его матери, жены, любовницы, сестры, дочери. Монологи тоскливые, ситуация мрачная, повторения текстов нудные, никак не решенные ни драматургом, ни режиссером. Но мы уже пойманы на эффектном начале и удачно схваченной картинке, а также на тонко подмеченных драматургом характерах и жизненных ситуациях, которые кажутся невероятно смешными, когда речь идет о театральном сообществе. К примеру, о доведенных до абсурда предложениях поставить чеховскую "Чайку". И потому мы продолжаем ждать выхода из этой кучи узнаваемых деталей, которые никак не двигают действие.

Но, увы, ничего не происходит. Разве что модный режиссер, так до конца и не вышедший из псевдозадумчивости, внезапно уезжает, не доведя до конца постановку. Причина его отъезда для бывших коллег - загадка, а для зрителей - так и вовсе обман: слишком много глубокомыслия и тайн, чтобы ничем их не объяснить.

Но программка спектакля учит, как можно разгадать этот сценический кроссворд. Оказывается, спектакль "удивительным образом"  соединяет "в себе приемы классического и авангардного театра". Похоже, длинные платья - прием классический, а условные мобильники - авангардный?! "Открытый финал, - читаем далее, - заставляет зрителя задуматься о чем-то самом главном..." Значит, автор не подвел действие к кульминации и развязке затем, чтобы мы сами придумали, чем закончится "драма"? Ведь именно так обозначила жанр спектакля его постановщик Наталья Когут в отличие от скромных "провинциальных мизан-сцен" Александра Марданя? Но, драма, как известно, кардинально меняет героев в результате действия, а здесь - "каким ты был, таким остался". И в финале почему-то не думаешь, как пытается заставить театр, "о главном", а представляешь яркий воздушный шарик, на который приятно смотреть,  пока он не лопнет, став невзрачной тряпочкой.

И все-таки, несмотря на явные просчеты, есть в этом спектакле открытия и потрясения, которых мы всегда ждем от театра. Для меня это актриса Ирина Чипиженко! Уже первое ее появление вызывает радостное предчувствие чего-то настоящего: на сцену вместе с молодыми героинями выходит женщина в возрасте, что по нынешним временам  дорогого стоит, ведь сегодня у многих пожилых актрис вид институток с натянутой кожей и злыми глазами. Вся мощная телевизионная реклама заточена на то, чтобы выглядеть младше своих лет, как будто мы находимся в гетто молодых, где старым быть просто неприлично. А здесь такое чудо: актриса в умудренном жизнью и не испорченном лицевыми манипуляциями возрасте.

И какая актриса! Ее юмор заразителен и бьет наповал! Когда она пытается прочесть текст новой пьесы, становится понятно, насколько эта пьеса непотребна. Ее удивление, оторопь, изумление и, наконец, смех, который сначала с трудом сдерживается, а потом взрывается хохотом, - это такая виртуозная палитра, которой можно наслаждаться бесконечно. Ради одной этой сцены стоит прийти на спектакль "Антракт", как когда-то ходили на "Шторм" в театр Моссовета ради эпизода с Фаиной Раневской. Каждую ее реплику - о торте ли к юбилею, грязных костюмах, Мироныче - воспринимаешь как подарок судьбы. И понимаешь, как прекрасно, что в "Театре Луны" появился спектакль, где есть роль, которую великолепная актриса Ирина Чипиженко превращает в настоящий фейерверк естества и сочных жизненных красок.

 

 

23.05.2013 12:07:49 
автор: Наталья Савватеева 

← Все новости

 
«Московская правда»
радио-онлайн
Новое видео
Прокладка кабеля

Нажмите и получайте наши новости вместе с Яндексом
Loading...
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru