"Глоток любви" по-шамировски

"Глоток любви" по-шамировски

После аншлаговых спектаклей "Бог" и "Упражнения в прекрасном", поставленных на сцене Театра им. Моссовета, режиссер Виктор Шамиров решил обратиться к классике и "ударить по Александру нашему, по Островскому".

Стоит напомнить, что пьеса "Не все коту масленица" была создана автором за один календарный месяц. В далеком 1871 году Островский относился к своему творению скорее как "к этюду" из-за отсутствия каких-либо "сценических эффектов": "Эта вещь писана для знатоков, тут главное: московский быт и купеческий язык, доведенный до точки".

Итак, богатый престарелый замоскворецкий купец Ахов (самовлюбленного "хозяина жизни" комично играет Евгений Стеблов) решает "купить" себе в жены двадцатилетнюю девицу Агнию (Юлия Хлынина). Но девица своенравна, как породистая лошадка, и к тому же неровно дышит к бедному, слегка инфантильному племяннику Ахова Ипполиту (Станислав Бондаренко). Гордая и независимая мать Агнии, вдова купца Круглова (Елена Валюшкина) берется устроить брак молодых, да так, чтобы попутно еще и проучить Ермила Зотыча за самонадеянность и заносчивость.

Свергая с пьедестала очередного "золотого тельца", Островский вполне убедительно настаивает на том, что деньги против крепких чувств бессильны. Хотя и служат определенной лакмусовой бумажкой мужского "становления": чувства - чувствами, но Ипполиту-то дают согласие на брак лишь после того, как ему удается отвоевать свой кровно заработанный гонорар у прижимистого дядюшки.

Режиссура Шамирова наглядно демонстрирует, что глубина проникновения в отечественную классику, богатство русского языка и яркие работы хороших артистов способны намертво приковать внимание современного избалованного зрителя к действию, лишенному всяческих декораций. Сценография Леши Лобанова ограничена редкими антикварными мебельными деталями и небольшим подиумом, рассеченным на отдельные световые зоны, словно "кубик Рубика".

 Актеры работают, что называется, "на коврике", в нескольких метрах от зрителя, и спрятаться им не за что, а значит, берут мастерством.

 Образ "заевшегося" Ахова получился глубоким и неоднозначным. Евгению Стеблову удается донести не только отрицательные черты героя - чванство, гордыню, жадность, но и его беду - глубокое одиночество, увеличивающуюся с возрастом пропасть его непонимания людей с иной системой ценностей.

Великолепна Дарья Федосеевна Елены Валюшкиной. Вот где женская природа развернулась во всей красе! Образ богат красками - тут и неиссякаемое женское обаяние, и юмор, и тоска по сильному мужскому плечу, и природная хитрость, соседствующая с материнской любовью, и врожденная гордость, подпитывающаяся острым умом. Даже удивительно, что Ахов влюбляется не в мать, а в дочь. Впрочем, на то он и дурак, чтобы в дураках остаться: "Не все коту масленица, бывает и Великий пост".

Спектакль в постановке Шамирова напоминает изящную музыкальную шкатулку, эдакую модную "штучку": с одной стороны, точный, емкий, хлесткий, с другой - смешной, легкий, азартный. И - о чудо! - ведь слово в слово по Островскому, а это означает "вкусный" на слух, с богатым русским языком.

Хорошо прослеживается режиссерская рука и в процессе "трансформации" образов. За норовистым характером молодой Агнии читаются не только природная женская сила, но и истинное смирение в отношении материнской воли, способной по своему разумению, любви и опыту распорядиться судьбой дочери. Это важный момент: режиссер ставит здесь акцент и приоткрывает завесу мудрости домостроевских устоев, которые так ценились предками и походя были растранжирены легкомысленными потомками.

Частичку этой же мудрости получает и молодой Ипполит (Станислав Бондаренко), на наших глазах превращающийся из мальчика в мужа, способного взять ответственность за семью.

Отдельных аплодисментов заслуживает работа народной артистки России Нины Дробышевой. Иногда кажется, что для нее нет невозможного, играет ли она Эдит Пиаф, фрау Шмит, Катерину Ивановну или, вот как сейчас, Феону. Не ключница, а сплошная загадка из тех, что себе на уме. И кажется, что она знает что-то такое о жизни, чего, может, окружению Ахова лучше бы и не знать.

Вообще режиссерский почерк Виктора Шамирова - это всегда дотошность. Прежде всего в разборе "полетов" - поступков, чувств, мыслей героев. Достаточно побывать на его репетициях или посмотреть фильм о том, как он снимает свои кинокартины. У Виктора Валерьевича все очень конкретно, подробно, обоснованно - нет места стихийному наигрышу, нелепым позам и штампованным реакциям. Более всего Шамиров, кажется, ненавидит эти самые актерские штампы и "обдирает" их, как может. Препарируя человеческое естество, режиссер выворачивает персонаж наизнанку, заставляет артистов вытащить наружу из недр души то, что мы так тщательно скрываем не только от других, но даже и от самих себя. Увидеть это, принять, покаяться и простить себе и другим заодно.

Спектакль получился свежим, актуальным, каким-то "промытым", дающим пищу уму и радость сердцу. А изумительная ирония, что еще более важно, шамировская самоирония - прекрасный бонус любителям русского театра.

18.02.2016 12:46:38 
автор: Елена БУЛОВА 

← Все новости

 
«Московская правда»
радио-онлайн
Новое видео
Прокладка кабеля

Нажмите и получайте наши новости вместе с Яндексом
Loading...
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru