Были и легенды Якиманки

Были и легенды Якиманки

Попадая на Якиманку, ловишь себя на желании оказаться здесь лет через двести и взглянуть на эту улицу глазами человека XXIII века. Здесь перемешаны времена, эпохи, стили. Здания середины ХХ века стоят бок о бок с постройками XIX столетия. Неподалеку от пафосного Президент-отеля находится затерявшийся во дворах храм преподобного Марона. И сегодня нам определенно не хватает дистанции лет в сто или двести, чтобы оценить все своеобразие этого московского места. 

   Чтобы объяснить происхождение названия улицы Якиманка, надо перенестись на 500 с лишним лет назад, в глубину московского Средневековья. И оказаться в XV веке, когда здесь появился храм в честь родителей Богородицы Иоакима и Анны. Точная дата его постройки неизвестна, впервые же храм был упомянут в 1493 году. Староцерковное имя Иоаким упрощенно произносилось как Аким или Яким, так что в народе этот придел называли Якима и Анны. По наименованию этого храма и закрепилось  название местности - Якиманка. Церковь являлась центром небольшого села Колычева, которое просуществовало до конца XV века, когда Замоскворечье "влилось" в город и стало частью Москвы. Храм Иоакима и Анны простоял до 1969 года, когда был разрушен при расширении улицы. Саму же улицу можно было бы сравнить со старшей сестрой Москвы. Когда-то она являлась частью древней дороги между Киевом и Ростовом Великим, пересекавшей реку Москву через брод на месте будущего Большого Каменного моста, над которым и возник город на Боровицком холме.

   Уже в конце XV века Москва начала прихорашиваться, ее улицы и площади стали мощеными, бревенчатыми, что наряду с сооружением водоотводных систем, устройством колодцев, плотин, набережных было важным элементом городского благоустройства. Недавно при строительстве новых зданий в недрах улицы обнаружили три яруса бревенчатых мостовых. На нижнем ярусе строителей ждал сюрприз - они нашли медную монету с надписью и изображением птицы с распростертыми крыльями. Эта находка датирует первое мощение улицы в XV - XVI веках. А у обочины обнаружен деревянный сруб - одна из самых ранних построек на начальном участке старинной дороги из Москвы на Калугу и дальше на Чернигов и Киев, которая как раз и начиналась с этой улицы.

   В XVI веке окончательно сложилась и получила дальнейшее развитие слободская форма размещения населения по Москве. Каждая слобода "овладевала" своей профессией. На территории, прилегающей к Якиманке, были слободы, в которых жили в основном дворцовые кадаши, бочары и другие ремесленники, стрельцы. XVIII век разнообразил профессиональную деятельность здешних жителей. На Якиманке появились мелкие чиновники, служащие, купцы и духовенство. Кое-где и по сей день дома на окрестных улицах и переулках сохранили первозданный вид. Судьба уберегла их даже от пожара 1812 года, и они стали свидетелями отступления Наполеона на Калугу.

   В конце XIX и начале XX века разбогатевшее купечество строит на Якиманке многоэтажные доходные дома, сдававшиеся внаем под квартиры.

   Время вносит свои коррективы в облик города. В 1960 -  1970-е годы изменилась и внешность Якиманки. Узкую улицу за счет сноса ее четной правой стороны расширили и дополнили новым проездом, который напрямую соединил Большую Якиманку с Большой Полянкой. Сегодня этот проезд можно узнать по зданиям, выходящим на Большую Якиманку своими "углами". В 1970 - 1980-х годах в связи с расширением проезжей части правая сторона улицы была полностью снесена и застроена новыми современными домами.

   История запечатлена не только в домах и постройках, но и в названиях находящихся поблизости улочек и переулков, которые могут рассказать много любопытного. Так, 1-й и 2-й Хвостовы переулки напоминают нам о существовавшей здесь когда-то деревни Хвостово, упомянутой еще в завещании великого князя Дмитрия Донского в 1389 году. Голутвинские переулки напоминают о существовавшем здесь некогда подворье Голутвина монастыря в Коломне.

   Якиманку и Полянку соединяют 1-й и 2-й Спасоналивковские переулки, которые своим названием напоминают о существовании здесь одной из стрелецких слобод. Объяснение этого довольно странного названия можно найти в знаменитой книге немецкого дипломата и путешественника Сигизмунда Герберштейна "Записки о Московитских делах". Согласно Герберштейну, великий князь Василий III "выстроил для своих телохранителей за рекою новый город Нали (Наливки), что по-русски значит "наливай", потому что им одним позволено пить мед и пиво, когда хотят; поэтому они и удалены за реку, чтобы не заражать других своим примером".

   Со стрельцами связано и еще одно знаковое место, достопримечательность Якиманки - это ярко-красный, трехъярусный с белыми барочными башенками храм, возведенный в честь небесного покровителя ратных людей святого мученика Иоанна Воина. Первое упоминание о построенном стрельцами деревянном храме Ивана Воина, как его называли в просторечии, относится к 1625 году. Располагался он ближе к Москве-реке, в низине, в конце нынешнего Якиманского переулка. Бывали годы, когда весной река сильно разливалась и затопляла слободу и Ивановский храм. Так случилось и в 1708 году, когда затопленную церковь увидел Петр I. Разгневанный таким пренебрежением император повелел перенести церковь на более высокое место и даже прислал утвержденный проект и большую по тем временам сумму в 300 руб-лей золотом на его строительство. Предание гласит, что церковь Иоанна Воина построена по рисунку, одобренному Петром Первым... На прежнем месте храма была устроена каменная часовня в честь Ивана Воина, которая просуществовала до 1928 года.

   В 1754 году церковь Иоанна Воина окружили изящной оградой: кованый растительный орнамент как бы оплетает металлические стержни между каменными столбами. Между прочим, церковь Иоанна Воина - единственный храм Якиманки, который не закрывался в годы советской власти. В июле 1997 года в храме отпевали Святослава Рихтера.

   На другой стороне Якиманки, почти напротив храма, находится один из шедевров московской архитектуры - особняк купца Игумнова. Даже в будничной спешке очень сложно пройти мимо этого дома и не остановиться на несколько минут, чтобы полюбоваться этим причудливым теремом, с узорами изразцов и игрушечными окошечками, словно из народной сказки перенесшимся на московскую улицу. Здание построено в очень популярном в конце XIX века псевдорусском стиле. Например, в том же самом стиле и примерно в то же время созданы украшающие Красную площадь здания ГУМа и Исторического музея.

   Николай Игумнов был одним из директоров и совладельцев Ярославской Большой мануфактуры. Для разработки проекта и строительства своего особняка он пригласил архитектора Николая Поздеева, занимавшего должность городского архитектора Ярославля. Игумнов был сказочно богат и не жалел денег на строительство. Кирпич привезли из Голландии, а изразцы были изготовлены на знаменитом фарфоровом заводе Кузнецова. Поздеев, понимая, что заказчик хочет получить чудо, а не просто особняк, стал вкладывать свои и заемные средства в проект, предполагая, что благодарный Игумнов вернет эти средства с лихвой. В 1893 году особняк был закончен. Но общественность Москвы не приняла чужака. Особняк стали критиковать в светских беседах, писать насмешливые пасквили в газетах, обвинять купца в безвкусице. Расстроенный Игумнов во всех своих бедах стал винить ярославского архитектора и отказался оплатить превышающие смету расходы. Разочарованный и разоренный архитектор покончил жизнь самоубийством.

   С домом связано несколько легенд. Одна из них гласит, что Игумнов поселил в доме свою любовницу-танцовщицу. Когда он уличил ее в измене, то заживо замуровал несчастную в стене. Согласно другой - однажды Игумнов решил удивить своих гостей и приказал выложить полы в одной из парадных комнат золотыми червонцами. На червонцах был изображен профиль императора, который поневоле топтали ногами гости. Слухи о таком неуважении к царю дошли до Петербурга. Якобы вследствие этого Игумнов покинул Москву и уехал в другое имение. Также говорят и о том, что  молодой Алексей Щусев, приехавший в Москву из провинции, увидел особняк Игумнова и был настолько потрясен его красотой, что твердо решил стать архитектором. В 1924 году Алексей стал автором проекта Мавзолея Ленина, а также здания Казанского вокзала.

   Это же московское место оказалось связано и с русской литературой. Дело в том, что совсем неподалеку около года прожил уроженец Таганрога Антон Павлович Чехов. После окончания медицинского факультета Московского университета он снимает здесь квартиру. Хозяин дома, в котором поселился Чехов, сдавал верхний этаж дома для устройства свадеб, поминок и прочих собраний местным жителям. Такое соседство дало писателю богатый материал для наблюдений нравов и быта старой Москвы. Живя на Большой Якиманке, Чехов все больше увлекается литературной работой. Здесь были написаны "Три года", издан сборник "Пестрые рассказы", здесь зарождается сюжет его "Свадьбы".

   Стоит отметить, что в прошлые времена и эпохи это место не раз оказывалось в центре политической жизни. Так, 5 октября 1905 года, после похорон первого выборного ректора Московского университета князя Сергея Николаевича Трубецкого, на Большой Якиманке произошло столкновение между полицией и народом. А в 1917 году через эту улицу в сторону Красной площади двигались многолюдные демонстрации рабочих, главным образом с завода Бромлея и обозных мастерских, находившихся близ Донского монастыря.

   Разумеется, в одной статье невозможно рассказать обо всех памятниках старины и исторических событиях, связанных с Якиманкой. Но даже и того, что удалось нам вспомнить, достаточно,  чтобы поразиться, как много на своем веку удалось увидеть и пережить этой улице.

   

28.11.2012 10:05:45 
автор: Александр Славуцкий 

← Все новости

 
«Московская правда»
радио-онлайн
Новое видео
К 100-летию службы внешней разведки на страницах "Московской правды"

Наши проекты
Нажмите и получайте наши новости вместе с Яндексом
Loading...
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru