Там сидела Мурка в кожаной тужурке...

Там сидела Мурка в кожаной тужурке...

Нетленка, хит на все времена, шлягер... Как только не называют эту вроде бы незатейливую знаменитую блатную песенку из бандитской жизни, которая давно уже ушла в народ. Что ни говорите, а "Мурке" пошел уже не первый век. Знаменитость! И при этом никто толком не знает: Мурка - это реальный исторический персонаж или просто поэтическая выдумка? Да и имя автора толком неизвестно. Своей версией на этот счет мы попросили поделиться одного из самых авторитетных представителей криминального мира с богатой семейной историей.

- Можете с ходу назвать самую популярную песню двадцатого века?

- С ходу могу сказать, что популярность песни подсчитать сложно. Это в наше время есть всякие рейтинги, да и то им доверять нельзя. А раньше их вообще не существовало. Раз вы мне адресуете вопрос, значит, речь о какой-то блатной песне? Но лично я такими вещами не увлекаюсь.

- Тем не менее вы правы: речь о "Мурке" - символе криминальной культуры.

- Тогда уж берите выше, эта песня скорее из девятнадцатого века. Она еще из царских времен пришла. Конечно, блатной нэпманский дух в нее вдохнули гораздо позже. Но залихватский еврейский мотив плюс развязный текст на русском языке - это вещь глубоко дореволюционная. Когда юные местечковые интеллигенты, умеющие на инструментах играть, начали с русскими уголовниками в одних камерах сидеть, вот тогда и зародились такие песни. Вначале - любовь, измена... Ничего бандитского. Обычные тюремные сантименты. А уж когда после революции Россия потонула в криминале, появились чисто блатные варианты. Говорят, это история многих удачных песен. Они своей жизнью начинают жить, а начальные авторы забываются. Вот то же и с "Муркой" произошло.

- Но считается, что автором этого блатного произведения является поэт Яков Ядов.

- Это очень старая легенда. Причем она именно в наши дни окрепла. Но в двадцатые годы знающие люди так не считали. Да и сам Ядов ничего подобного не говорил. Он запомнился как автор "Бубличков", которые поют до сегодняшнего дня. На современный лад, конечно. И когда предполагают, что Ядов вроде бы скрывал свое авторство, потому что в СССР блатное творчество не поощрялось, это сказки. Снявши голову, по волосам не плачут. На Ядова и так власти давили за отход от правильной культурной линии. И "Мурка" ничего бы к этому не прибавила. Зато цена бы осталась, а с ней и деньги. Ведь такие песни чаще на заказ пишут. Да и потом, говоря по-сегодняшнему, за них отчисления идут.

- По-вашему, Ядов не мог написать "Мурку" по велению собственной души?

- Слушайте, он же не Пушкин, чтобы ему муза стихи нашептала. Личность его была хорошо известна. Он писал только на заказ, причем любой. Создавал фильмы - дешевые агитки. В мелких газетах агитировал за советскую власть. Был в официальных отношениях с советской эстрадой, которая в итоге его загнобила за сидение на двух стульях. Он был интеллигент из хорошей еврейской семьи. Писать про убийство беззащитной женщины, да еще в стиле "два притопа, три прихлопа" - да, тьфу... Ну а если бы за деньги написал, тогда бы уж продолжал на славе и авторстве делать бы деньги. В двадцатые годы, когда "Мурку" в блатном виде запели, он уже немолодым человеком был, такой знает что делает. В общем, кто угодно, только не Ядов. Но теперь-то какая разница? Давайте его условно одесским Рядовым, что ли, назовем?

- А не мог этот Рядов заложить в "Мурку" комплекс каких-то реальных событий борьбы с преступностью в Одессе?

- Хорошая песня всегда отражает какие-то реальные события, близкие душе каждого человека. Иначе кто ее станет петь? Тем более второй век подряд. Но вот отражать в куплетах какие-то оперативные секреты автор не станет. Иначе он себя элементарно выдаст. Да и откуда такой вот Рядов мог знать чекистско-бандитские тайны?

Существует версия, что Яков Ядов, которому упорно приписывают авторство "Мурки", мог быть связан с чекистами и даже по их заданию опекал героиню песни Марусю Климову.

- Поэт или фельетонист, который работает по госзаказу, по-любому связан с ЧК. Да и без ЧК государственную власть и представить себе было невозможно. Другое дело, что связан в своем формате. А это и опора, и слегка стукачество. А оперативные дела на пожилых фельетонистов не возлагаются. Это вещь невозможная. Опекать чекистского агента - это значит не только ситуацию вокруг него отслеживать, но и в случае чего обеспечивать физическую защиту. Значит, нужно иметь хороший выход на местную бандитскую верхушку. Да и боевую подготовку иметь. Всего этого в отделах фельетонов и на съемках пропагандистских роликов не наберешься. А когда тебе под пятьдесят, то уже и не научишься. Так что Рядовы пишут либо на потребу местным вкусам, либо четко под конкретный заказ.

- Раз вопрос мы разрешить уже не в силах, давайте порассуждаем: кто же мог быть заказчиком нетленного текста? Бандит - участник событий - или чекист, поведавший нам историю расшифровки агента Мурки?

- Да ни тот и ни другой, по-моему. Когда реальные свидетели хотят запечатлеть что-то для истории, они рассказывают о настоящих событиях. Просто с личными наворотами. Если же не сюжет, а лубок какой-то, кто же себя расшифровывает, сидя в кожаной тужурке с наганом? Если уж у одесских барышень тогда была мода такая, то откуда же взялся вывод, что именно Мурка зашухарила всю малину? Короче, я думаю, что никакой конкретной истории за этой песней не стояло. А просто сдобрили актуальным блатняком изначальный сюжет старой песни про измену.

- Однако в песне звучат имя и фамилия героини. Разве это не говорит в пользу того, что перед нами реальный человек и действительные события?

- Имена в песнях, старых в том числе, упоминаются сплошь и рядом. "Мишка, Мишка, где твоя улыбка", "Эх, Андрюша", "Катюша" - и так без конца. Марухами же сами знаете, кого называли. А фамилию Климова ради рифмы со словом "любимого" можно упомянуть. Во всяком случае, убийца в песне не назвал бы имя и фамилию убитой. Его бы сразу вычислили и к стенке поставили. В МУРе-то ребята были посерьезней одесской блатноты.

- В архиве МВД как раз нашлась учетная карточка на Марию Прокофьевну Климову, которой в начале двадцатых годов было примерно 25 лет. Не исключено, что в рамках спецоперации 1922 года она была внедрена МУРом в одесскую банду.

- Кажется, уже по всем газетам прошла эта учетная карточка. Видел я ее. И фото - фас и профиль. А на фото анархистка-террористка Мария Никифорова в тюремной робе. Это же очень известное ее фото. Ее судили и казнили в 1919 году. Слушайте, я не потомок капитана Климовой, но по мне, так это не очень красиво - давать такой снимок, а значит, рифмовать ее с атаманшей, которая выступала за так называемый немотивированный террор. После этого фото к статье в целом нет никакого доверия. Весь ажиотаж построен только на совпадении имени, фамилии и примерного возраста.

- По-вашему, этого мало для того чтобы связать столичную оперативницу с героиней песни и одесскими событиями 1922 года?

- А почему сразу "столичную"? В карточке от 3 апреля 1952 года ничего не написано в графе "Последнее место работы". А местом рождения назван город Великий Устюг Вологодской области. Человек, который нашел карточку, пишет, что это единственное, что нашлось после уничтожения личного дела. Тут опять нестыковка: штамп на карточке "Уничтожено-1978" к личному делу относиться не может. Мне ли этого не понимать? Все мои предки в чекистских архивах фигурировали, да и я тоже. Дело-то хранится 75 лет с тех пор, как человека уволили. И если бы в 1978 году уничтожалось личное дело, это бы означало, что Климову уволили в 1903 году. Но тогда Марии Прокофьевне было всего 6 лет от роду. Так что в ЧК она служить не могла. Поэтому к МУРу никакой привязки в карточке нет. А кроме карточки тоже ничего нет. Да и служить в МУРе Мария Прокофьевна вообще не могла.

- А это почему? В учетной карточке написано, что она - капитан милиции. Эти звания были введены в тридцатые годы прошлого века. Значит, оперативница уцелела в одесских криминальных баталиях.

- Да вы читайте внимательно. В карточке как раз ничего подобного не написано. В том-то и дело! Написано: "капитан запаса МВД". В 1936 году, это точно, были введены специальные звания милиции. Но капитаном милиции Мария Прокофьевна не названа. До августа 1952 года в МВД, помимо званий милиции, были воинские звания, вот оттуда и ее "капитан". Послужила бы дольше - называлась бы капитаном внутренней службы. Или медицинской, или ветеринарной. Кстати, не этим ли ветром надуло глухую информацию, что она была врачом? Вот это больше похоже на правду. Бандитская принцесса после шести лет штудирования анатомии из женщины, конечно, никакая. А капитан, считайте медслужбы МВД, - это в самый раз. И учтите: кадровики в погонах звания не путают. Да и в самом МУРе капитан милиции себя капитаном внутренней службы ни в каком сне не назовет. МУР - это чистая милиция. Так что вся учетная карточка - антимуровская, можно сказать.

- Не хочется расставаться с красивой историей. Давайте представим, что крутая оперативница прожила долгую жизнь, под конец службы переквалифицировалась в медики или ветеринары и в 1952 году ушла в запас в гордом звании капитана.

- Не могло быть такого. В 1952 году ей было 55 лет, капитаны до такого возраста не служат. Только до пятидесяти. Вы карточку невнимательно смотрели. Там написано: "Дата исключения 27 марта 1952 года". А про офицеров так не говорят. Надо: "Дата увольнения". Да и нет в карточках МВД графы "Место работы", а называется это "Место службы". Поэтому-то тут речь не о живом человеке в погонах, а об исключении простой гражданки из какого-то учетного списка. Заметьте, что Климовой 55 лет исполнилось, в это время на гражданке на пенсию уходят женщины, а капитанов запаса с воинского учета снимают.

Думаю, смысл учетной карточки как раз в этом. Женщину исключают из числа военнообязанных, поэтому не заполнены поля про место работы и должность. Там просто не было их. Женщина ушла в отставку и больше нигде не работала. Была капитаном запаса, а стала капитаном в отставке. В общем, вывод мой такой: это военкоматовская карточка. А военкоматовское дело офицера запаса было уничтожено, как и надо, спустя четверть века. То есть в 1978 году. Так что это вовсе не личное дело оперативницы Климовой.

- Ладно, попробуем вернуться к романтике. Как вам легенда о том, что рыжеволосая оперативница Климова, чтобы войти в доверие к одесским авторитетам, выдавала себя за такую же рыжеволосую Марго Дельтерьевскую - любовницу Махно. Ведь летом 1922 года, когда МУР проводил спецоперацию в Одессе, все ждали возвращения Махно в Россию.

- Ну, тут уже у нас разговор становится серьезней. Легенды про рыжеволосых бестий - дело зыбкое, а вот Махно - фигура историческая. Его жизнь чуть ли не по дням известна. Уж с кем там этот батька близко общался в районе Гуляй-поля, этого, само собой, не проверишь, хотя известно, что его боевой подругой была жена. Но летом 1922 года он жил с ней в Польше, бежав из Румынии. И вместе с ней в 1923 году его судили. Кстати, в том же году у них и дочь родилась. Так что в этих событиях никакой Марго места нет. Это, конечно, история, а работать под любовницу известного человека никакой женщине не заказано. Можно и оперативнице, почему нет... Как дети лейтенанта Шмидта существовали, так наверняка и любовницы Махно, да и не одна. Махно оттеснили за границу, причем навсегда. Так что не проверишь.

- Легенда утверждает, что московская оперативница Маруся Климова вошла в доверие к таинственному Бриллианту, который возглавлял криминальный мир Одессы. О нем не было известно практически ничего, кроме того, что он любитель красивых женщин.

- Ничего такого не бывает в жизни. Начать с того, что тот, кто любит красивых женщин, никакого инкогнито сохранить в глубоком принципе не может. Совсем наоборот. Если человек подвержен этому увлечению, не то что жизнь его на виду, но даже сплетен о нем слишком много. Красивую женщину надо же где-то заприметить, да заполучить, да еще за них постреляться, потому что они свободными не бывают. А если у тебя не одна красивая женщина, а много, так между ними начинается такая ревность со сценами, что уноси ноги. И вообще на красивых женщин падки люди, склонные к позерству. Им нужно, чтобы все кругом видели, какие жар-птицы при них. Такие серыми кардиналами не бывают нигде, в том числе в криминале. Они на сцену рвутся, их каждый знает.

- А вообще бывает тайная криминальная власть, которую в одесской легенде воплощал загадочный Бриллиант?

- Любая власть в меру загадочна. Потому что не всякий человек и не в любое время может за ней наблюдать. Царь-батюшка не сутки напролет принимал челобитные, политики не день-деньской общаются с избирателями, воры в законе не от зари до зари сидят на сходке. Поэтому ясно, что в Одессе в 1922 году не любой и каждый мог общаться с Бриллиантами и Алмазами. Однако власть без публичности невозможна. То есть без подчиненных, которые своего босса как минимум в лицо знают. И потом, криминальный босс тоже один не бывает, это же не президент страны. В той же Одессе, как у нас в Москве, в те времена авторитетов было немало. Один человек, да еще и "невидимка", не мог держать весь город.

- Даже если, как говорят, он был преемником самого Мишки-Япончика?

- Хоть это и легенда, но давайте ее разворачивать все же в одну какую-нибудь сторону. Если преемник известного человека - значит, его проверенный на деле верный ученик, которому перед всеми другими было отдано предпочтение. И такой человек никаким инкогнито быть не может. А уж если вам по душе образ таинственного правителя бандитской Одессы, то причем тут Мишка-Япончик? Налетчик, в котором никакой таинственности в помине не было. Его, кстати, застрелили в спину и похоронили в яме в 1919 году, когда советской власти он перестал быть нужен. Вряд ли оказалось много желающих ему подражать.

- Говорят, таинственный Бриллиант был преемником Мишки-Япончика не с точки зрения биографии, а с точки зрения проведения в жизнь так называемых понятий, вокруг которых потом сформировалась каста воров в законе.

- Эта каста сформировалась советскими спецслужбами вокруг тех понятий, которые были выгодны ей самой. Никакого Мишку-Япончика при этом не вспоминали. Тот был налетчиком, то есть, проще говоря, вооруженным бандитом. А воры в законе не проливают кровь. Им запрещено иметь жену и детей. А Япончик был человек семейный, до сих пор его потомки в Израиле живут. Ворам в законе нельзя сотрудничать с государством, а Мишку втянули под красные знамена. Так что ничего общего с воровскими понятиями у него не было. А Бриллиант, о котором вы спрашиваете, видно, был личностью настолько мифической, что его потом стали путать с реальным вором в законе Васей Бабушкиным, только тот ушел в иной мир на заре перестройки. Поэтому за 63 года до этого в Одессе заправлять никак не мог. Просто имейте в виду, что прозвище Бриллиант было распространено в свое время не меньше, чем Маруся-Маруха-Мурка. Вот все и смешалось с годами. А раз концов не найдешь, пора встать на одну какую-нибудь линию. Либо в песне правда, и Мурку в тужурке убили в темном переулке, причем ее друг сердечный об этом во всеуслышание прозвонился. Либо про все это мы забываем и начинаем искать выжившую Мурку среди ветеранов уголовного розыска. Только учтите, что эта песня врет в главном, насчет убийства, и по мелочам, вроде имени и фамилии, ей тем более веры нет.

- Но вообще-то женщин-оперативниц наверняка внедряли в банды.

- Понимаю, вам очень красивой сказки хочется. Но я вам в этом не помощник. Какой резон внедрять женщину в банду, когда вокруг этой банды наверняка пруд пруди всяких Марух, к которым имеются все подходы. А женщину из Москвы в Одессу тащить зачем? Кем она там станет-то? В лучшем случае такой же Марухой. Только как новенькая знать и понимать будет меньше. А в принципе на женщинах еще в царской России лежало много задач от охранных отделений. Это вся Россия увидела на примере знаменитого дела Бейлиса, когда того обвинили в ритуальном убийстве русского мальчика. Там в деле был притон, в нем всего две женщины, и обе работали на полицию. Это типичная картина. В общем нет числа тем российским Муркам, которые зашухарили чью-то малину.

- Между прочим, в одном из вариантов песни о Мурке более уважительно говорится: "Хитрая и смелая была".

- Чтобы проявить эту самую хитрость и смелость, надо сначала, чтобы тебе доверяли, брали на дела. Брали же тех, кто знал одесскую специфику со всей ее контрабандой, катакомбами... Время нужно, чтобы вникнуть. Тем более женщине, у которой роль-то была, по-вашему, совсем другой: очаровать Бриллианта-невидимку. Нет, ну все, не могу я больше из этих сказок выкручиваться. По ним легче кино снять, на сценариста потом все неувязки спишут, а для меня их слишком много. Поймите, ну просто талантливая песня, вот она и притягивает к себе всякие легенды как магнитом. Здесь же, я думаю, просто сочинили статью с липовым фото, чтобы привлечь внимание к будущему фильму. Пиар, так сказать.

- Талантливая песня верно отражает исторические события, то есть прибытие муровского десанта в Одессу. А вообще Москва часто направляет своих людей в провинциальную криминальную среду?

- Вот это вы хорошо спросили. Именно Москва, а не только МУР. Столичный криминал тоже ездил по городам со своей миссией. Мой дед как видный московский законник после войны был послан в Ялту, там долго жил и похоронен. Наши москвичи в любом городе при любой его специфике могли оказаться на высоте. Ведь в столице все деньги, а значит, и криминал самый что ни на есть профессиональный. Поэтому легендарная фраза "МУР есть МУР" после запятой должна читаться, а в начале все-таки: "Столичный криминал есть столичный криминал". То есть МУР стал таким знаменитым потому, что вначале криминал Москвы стал знаменитым. Мастерство ведь оперативное рождается, только если чему-то серьезному противостоишь.

- И все же после беседы с вами осталось чувство разочарования.

- Так вы же не покойная Маруся, поэтому можете и простить. Короче, дорогая газета, прости и ты любимого.


20.05.2016 06:15:52 
автор: Записал Валентин БУБНОВ 

← Все новости

 
«Московская правда»
радио-онлайн
Новое видео
Вести ДОСААФ.

Нажмите и получайте наши новости вместе с Яндексом
Loading...
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru