"Бессмертный полк" или "Бессмертный барак" - чья боль острей?

"Бессмертный полк" или "Бессмертный барак" - чья боль острей?

Прочитал в сетях много интересного о нашей истории. Решил отозваться. Победоносные события сорок пятого и трагедия ареста отца в сорок девятом резко повлияли на мою жизнь. То, о чем пишут в блогах,  во многом совпало с моими личными переживаниями. Поэтому позволю позаимствовать отдельные тексты, дополнив их собственными мыслями.

В пику "Бессмертному полку" по социальным сетям набирает обороты пока виртуальная акция "Бессмертный барак".  Посвящена акция советским узникам политических репрессий. По аналогии с "Бессмертным полком"  предлагают рассказать истории своих репрессированных родственников. Будет ли   попытка собрать массовую акцию - не очень понятно. По крайне мере объявлений об этом нет. Да и говорить пока рано. Потому что организаторы сего действия, судя по всему, не очень представляют, в какую пучину исторических конфликтов они влезают.

Противопоставление  двух акций "Полка" и "Барака"  откровенно: с  одной стороны - советские герои, с другой - жертвы "этого самого победоносного  режима". Но даже на стадии аннотаций и адресов сообществ возникли противоречия. В случае с "Вконтакте" и Facebook в адресных строчках сообществ фигурирует термин "gulag". В сообществе "Одноклассники" хронология акции также подчеркнута в описании "паблика": "Виртуальная акция, созданная на манер "Бессмертного полка", призвана отдать дань памяти предков, "расстрелянных, преданных, отдавших лучшие годы жизни сталинским лагерям". Их палачи не наказаны, наоборот, их портретами увешаны улицы России, и, значит, мы не можем быть спокойны. Посмотрим, сколько нас. Тех, кто помнит".

Что тут может сказать профессиональный историк, кроме как  "я бы вас уже на вступительной сессии отчислил"?

 

Люди крайне плохо представляют себе советскую историю, на ниве которой они решили повоевать с "государственным патриотизмом". Репрессии в Стране Советов, если уж на то пошло, связаны не только с именем Сталина. Советская власть начала устранение всего неугодного и "враждебного" буквально с начала семнадцатого года. Уже 19 января 1917 года была  попытка ареста революционными солдатами и матросами всего клира Александро-Невской лавры за отказ покинуть помещение. Арест не удался, но в результате противостояния погиб протоиерей Петр Скипетров. Попал ли священник православной церкви под политический пресс? Да, поскольку требования "освободить Лавру" носили сугубо идеологический и политический характер. Стал ли он жертвой? Очевидно: он был убит.

Но какое отношение к этому имел  ГУЛАГ - система, которая появилась в апреле 1930 года как "управление лагерями" под руководством ОГПУ и только в 1931-м стала называться "Главным управлением лагерей"? Может, полагают "историки", инициатором был все тот же  Иосиф Джугашвили, он же Коба, он же Сталин? Но ведь   в 1917 году он был в Ачинской ссылке. Выходит, с этой историей  он никак не связан.

Организаторы акции просто не  понимают, что и до Сталина в нашей стране происходило очень много неоднозначных вещей. Впрочем, есть версия, откуда такое непонимание: люди просто не ставят перед собой задачи вникнуть в историю. На историю им в целом просто наплевать. Им нужно "перебить" в актуальной информационной повестке "Бессмертный полк" любым способом, даже если он не имеет ничего общего с исторической правдой. Да и кому она вообще нужна сегодня, эта самая  правда?

Вообще наплевательское отношение к исторической действительности в России - это ядовитый продукт девяностых годов, когда против Советского Союза велась мощная агиткампания (сегодня ее называют информационной войной).

 

Развал Союза должен был иметь хоть какую-нибудь идеологическую  основу. Ее реперными точками Запад выбрал два изъяна советской политики -  репрессии и  государственный антисемитизм. С тех пор наша оппозиция упорно  культивирует  выбранные тогда мэмы, видимо, просто не находя им замены. 

Если первый до сих пор украшает их знамена протеста, второй заметно стерся. Скорее всего из-за олигархической прослойки, чей откровенный грабеж народного достояния был  настолько возмутителен и бесцеремонен, что пошатнул в народе  представления о несправедливости  советских антисемитских настроений. Эта тема, громко звучавшая в девяностые годы "демократических завоеваний", тихо и незаметно выпала из общественного слуха...

В девяностые годы я брал интервью у израильского посла в Москве г-на  Ари Леви. Я попытался рассказать ему подробности дела еврейского антифашистского комитета, по которому обвиняли моего отца. 

 

И по  его равнодушному виду понял - эта тема его совершенно не интересует, несмотря на то, что речь  ведь шла о видных советских деятелях литературы и культуры, которые внесли  в мировую сокровищницу  весьма значительный вклад. Между тем  глаза посла выражали полное безразличие.  Так бывает, когда отыгранный  пропагандистский козырь   потерял всякий смысл из-за своей ненадобности...

 

Молодому поколению, выросшему уже в демократической России,  жизнь в Советском Союзе представляется пещерным веком.  В этом деле хорошо постарались в течение двадцати четырех лет медиа либерального толка.

Воспитанные на откровениях публицистов и экспертов "Эха Москвы", молодые граждане просто не представляют, каким было наше советское прошлое. Но мы о нем, прошлом, давайте все же поговорим прежде, чем  вернуться к сути "Бессмертного барака".

На самом деле польза от виртуального сбора биографий репрессированных мучеников  может быть немалая. Только  не для выхода на улицы многомиллионных оппозиционных колонн, а для добросовестных исследователей событий, создающих летопись  истории, без которой невозможна полноценная вековая память. Этот важнейший  материал  историческое научное сообщество может использовать в качестве отправной точки для многих выводов. В российской  науке тема истории СССР до сих пор остается одной из главных. Она могла бы быть разработана до мелочей уже давно, если бы не истерики либеральных "экспертов", которые начиная с девяностых все время  голосили про 13 млн. прошедших сталинские лагеря. Цифру в 13 млн., по одной из версий, озвучил Горбачев. Тогда он говорил про весь советский период ГУЛАГа, закончившийся в 1960 году. А сейчас в американской школе уже укрепился тезис, что 13 млн. репрессированных были не просто при Сталине, а в период его правления с середины до конца тридцатых годов - о чем можно узнать из книги "Нерассказанная история США" Стоуна и Кузника.

В вольном изложении ретивых "исследователей" эта цифра перешагнула аж  границу в 100 миллионов (?!).

На самом же деле за весь сталинский период, с января 1921 по 1953 год, по политическим мотивам были репрессированы, в том числе неоднократно, от 3778234  человек (записка в ЦК КПСС А. Н. Яковлева, В. А. Медведева, В. М. Чебрикова, В. А. Крючкова "Об антиконституционной практике 30-х - 40-х и начала 50-х годов" от 25 декабря 1988 г.) до 4060256 (служебная записка 1-го спецотдела МВД СССР от 11 декабря 1953 г.). 

Причем  речь идет о так называемых закрытых отчетных данных, когда советской номенклатуре не было нужды завышать или занижать показатели.

Никто не отрицает, что пострадали все же  миллионы людей. Многие из них действительно не вернулись из лагерей. Многие обвинялись ложно. В том числе по анонимным доносам. 

Вплоть до сорокового года систематически уничтожалось духовенство. Любое, не только православное. Контингент политических репрессированных состоял из самых разных людей. Если  рассматривать отдельно   первые революционные годы и время становления советской власти, то увидим, что в десятые, до начала двадцатых годов, действовали революционные тройки, которые судили, приговаривали и приводили в исполнение приговоры сообразно революционной необходимости в военное время. Их потом сменили   "Особые совещания - ОСО", которые также выносили приговоры без суда и следствия.

Но говорить о том, что никто не был наказан, - значит заведомо искажать  историю. Со времени Ягоды и до периода оттепели Хрущева    ОГПУ, НКВД и МГБ подвергались неоднократным чисткам. И бывших чекистов, выносивших беспощадные приговоры своим жертвам, также беспощадно  расстреливали.

Моего отца арестовали уже после войны, в 1949 году. Реабилитировали в 1957 году после ХХ съезда. Следователь, полковник  Путинцев, ломавший ему пальцы на допросах, и начальник особого отдела МГБ, генерал  Рюмин, утвердивший приговор отца для передачи в ОСО, были  расстреляны.  Расстреляли и руководителя МГБ  Абакумова, организовавшего по заданию  Берии дело  ЕАК (Еврейского Антифашистского Комитета), и наконец самого Берии... Кстати, случилось это, к счастью для меня и моих товарищей, против которых уже вели расследование о молодежном заговоре с целью ликвидации  членов Политбюро. Якобы "возглавлял этот  заговор" профессор из  3-го меда Белкин. Мы уже ходили на допросы в МГБ, как на работу, моего соратника Игоря Голомштока вызывали через день в ГБ Рязани, куда специально перевели весь 3-й медицинский институт, но    вдруг разнеслась непостижимая весть о казни Берия. И сразу воцарились тишь и гладь, будто бы до того ничего не происходило. Но профессора все-таки успели расстрелять и нескольких наших ребят загнали на Колыму.

Несмотря на то, что,  будучи "детьми  войны", мы вмиг превратились в "детей врагов народа" и сразу оказались окруженными атмосферой  общего презрения, ни у кого из нас не возникало чувство отчуждения от пережитого в военные годы. Мы все отлично знали, что ожидало бы  нас в случае победы Гитлера. И когда приходится читать в либеральной прессе рассуждения о том, что Победа Советского Союза - это случайность, так как с семнадцатого года все здесь было только плохо и несправедливо, хочется спросить изрекающих подобные вещи - вы сами-то  видели и переживали то, о чем смеете сегодня так убежденно судить?

 Все, кто в сознательном возрасте прожил военные годы, сохранил в душе святое к ним отношение, слишком  много повидали мы  тогда и научились ценить воздух победного времени.

 В Великой Отечественной победили те, кто вырос на пионерии и комсомоле, войну выиграли люди, у которых была идея. Потом эти люди восстанавливали страну, осваивали космос, поднимали целину, строили Братскую и Красноярскую ГЭС, ковали ядерный щит. Без идеологической подготовки, которая закладывалась в школах, техникумах, институтах, это было бы невозможно.

 

Но вернемся к пресловутой 58-й статье УК РСФСР "о  контрреволюционной деятельности". Она появилась  уже в 1922 году. И по этой статье шли как православные священники, так и сотрудники НКВД. Под ту же 58-ю в послевоенные годы попали солдаты и офицеры власовской РОА.  

Теперь представьте себе такое шествие. Потомки православного священника, расстрелянного в 1918 году, сегодня молодые либералы и радикальные противники Путина идут с портретом дедушки-протоиерея в руках  рядом с правнуками лейтенанта НКВД, попавшего в оборот уже в 30-е, но в 1918-м  успевшего дедушку-протоиерея расстрелять.

А неподалеку от них шествуют  с семейными портретами внуки офицера РОА и военнопленного солдата Красной Армии, который после плена попал в лагеря.

Сосредоточенность только на Сталине и ГУЛАГе не позволяет организаторам "Бессмертного барака" говорить о том, что и после Сталина и  ГУЛАГа, который закончился уже на закате "хрущевской оттепели", репрессированные тоже были. Для них придумали две специальные "хрущевские статьи": 70-я, "антисоветская агитация и пропаганда", предусматривавшая до шести лет лишения свободы, и чуть позже - 190-я "за распространение в устной и письменной форме заведомо клеветнических измышлений, порочащих советский государственный и общественный строй", до трех лет лишения свободы. И по ним тоже брали, и брали ретиво. Многих забирали не в тюрьму, а в психоневрологические диспансеры. Собственно, в рамках этих статей появилось такое явление, как советская "карательная психиатрия". Правда, и тут есть нюанс. По этой статье для облегчения процедуры оформления диспансеризации часто брали и настоящих сумасшедших. Ну и заодно неформалов и верующих.

Была и третья - "неочевидная" - статья, которой тоже с успехом давили неугодных. Это так называемая "чердачная" статья  "за тунеядство". Здесь все было сложнее. Например, человек вылетал с работы с "волчьим билетом". За политические или религиозные взгляды или потому, что начальству - а это уже поздняя самодурствующая советская номенклатура - не пришелся ко двору.

Диссиденты? Бесспорно, попадали под пресс политической системы, то есть  номенклатурной круговой поруки. Но проблема в том, что по 108-й ("чердачной") также шел и действительно маргинальный контингент. Еще раз стоит подчеркнуть, что и это тоже наша история.

Да, Советский Союз знал и свои черные страницы. Советская система периодически действовала даже не жестко, а очень жестоко. Но мы это помним. Больше того: постепенно архивы рассекречиваются по сроку давности и мы узнаем все больше откровенно неприятных подробностей жизни советского государства. И планомерная работа как учеными-академистами, так и правозащитниками ведется уже много лет.

 

Авторы акции как будто хотят удивить население страны тем, что в СССР  были массовые репрессии. Приводят озвученные в конце восьмидесятых и начале девяностых цифры в десятки миллионов репрессированных, а то и поголовно при этом расстрелянных (кстати, по официальным архивным данным, расстреляны были семьсот пятьдесят тысяч).  Понятно, что "Бессмертному бараку" хотелось бы, чтобы все сегодня с утра до ночи не жили, а  истово каялись. Чтобы чувствовали вину и не смели не только праздновать, но и радоваться в сегодняшней жизни, уже не говоря о том, чтобы гордиться своим прошлым. Эта жизнь с вечно поникшей головой в России - мечта "вашингтонского обкома".

Но, несмотря на ГУЛАГ и прочую "чернуху", были ведь  и Победа в Великой Отечественной того же "Бессмертного полка",  и полет Гагарина в космос, и международный молодежный фестиваль, и Олимпиада-80, о которых до сих пор помнят во всем мире.

Был и бескорыстный победный спорт. Вряд ли довоенные чемпионы Советского Союза, футболисты  киевского "Динамо", которых гитлеровцы  собрали по концлагерям, чтобы провести показательный матч с фашистской командой оккупационного гарнизона, просто так пожертвовали своей жизнью ради поднятия духа согнанных на трибуны киевлян.   И, наверное, если бы довоенная жизнь была такой  уж скверной, какой ее стараются  нам показать сегодня, они не отдали бы последние силы для победы своей команды, зная, что за это их ожидает расстрел.

А  победное послевоенное в 1947 году турне по футбольным полям Великобритании московского "Динамо" с разгромом  прославленных "Челси", "Арсенала" и "Кардиф-Сити"? Их ожидала дома восторженная встреча, как потом встречали только космонавтов.

Было еще очень много  хорошего. Например, газировка из автоматов с тремя наборами сиропов за десять копеек и за пятачок чистая. Причем стаканы  открыто  стояли даже ночью, и их никто не воровал. Но это воспоминание ради шутки.  

Были важные вещи гораздо серьезней. Сегодня они  кажутся сказкой. Бесплатные квартиры очередникам и почти незаметная квартплата. Твердые цены на продовольственные товары, дешевый и стабильный общественный транспорт, а также недорогое междугороднее сообщение. Отечественные лекарства и витамины, помогающие здоровью (в каждой аптеке находились провизоры, которые готовили индивидуальные препараты по рецептуре лечащего врача), бесплатная медицина и бесплатное обязательное образование. Была еще одна социально важная вещь. Это государственные займы по облигациям. Сегодня о них можно слышать только как о конфискационной государственной мере отъема заработка у трудящихся.

На самом деле облигации в подавляющем большинстве постоянно выигрывали и так называемые  тиражи с оповещением номеров выигрышных облигаций печатались в газетах.

В моей памяти это  сохранилось особенно, потому что во время обыска после ареста отца офицер незаметно подвинул к матери пачку облигаций. Как же они нам пригодились! С работы нас выгнали. Я совмещал учебу с разгрузкой грейдеров на баржах с солью по ночам в Южном порту, чтобы заработать на хлеб. И почти  в каждом опубликованном тираже  мы находили номера наших выигрышей. Радость от них запомнилась до сих пор. Запомнились и мартовские ежегодные снижения цен на важные продовольственные товары: масло, мясо, хлеб и другое. (Помните, у Маяковского: "Сыры не засижены, цены снижены!")

Все это хорошее было наряду с плохим. Но плохое есть всегда при любой жизни. Давайте спросим наших приверженцев либерального монетаризама - мало ли плохого они видят сегодня? Чтобы все это перечислить, нужна очень большая, другая статья. Да ведь и  сама оппозиционная пресса постоянно перечисляет  плохое сегодня.  Вот в одной из последних заметок в крупной оппозиционной газете корреспондент сообщил, что лекарства в аптеках подорожали на 36%, несмотря на усилия Минздрава сдержать дороговизну жизненно важных препаратов. А профессор ВШЭ оправдал это тем, что российский бизнес заточен не на обеспечение больных, чего так хочется Минздраву, а только на прибыли...

Самые престижные советские вузы принимали по конкурсу. Но все одаренные попадали на учебу. Среди оппозиционеров старого разлива много гуманитариев, окончивших  МГУ. Их бы способности на дело, а не на американскую потребу. Но иногда создается впечатление,  что у некоторых людей во власти и оппозиционеров полное взаимопонимание друг друга...

Проблема авторов и лидеров "Бессмертного барака" заключена  в одной фразе, звучащей в  их  сообществе: "Подлинный символ нашего прошлого - это не георгиевская, а серо-черная лента, лента цвета лагерной робы". То есть в   противопоставлении  светлому, что было в нашем прошлом, и  в натягивании на всю страну серо-черного полотна. Причем уже и в  настоящем времени. Эта самая серо-черная роба и не позволяет  взглянуть на наше прошлое объективно. Да и настоящее тоже растворяется   в клубах серо-черных сумерек. И безотносительно к политической конъюнктуре от  этих людей, организаторов "Барака",  делается очень грустно.

 

Возвращаясь же к возможности разномастного шествия потомков репрессированных в разные исторические периоды советской истории и по разным статьям, а то и по одной, но из противоположных социальных страт, хочется надеяться, что все закончится мирно, если  все-таки "Бессмертный барак" начнет свой марш. Просто  знающие свою  минорную родословную потомки репрессированных, скажем, верующих, не пойдут рядом с потомками репрессированных сотрудников НКВД или ВОХРа того же ГУЛАГа. Потомки бойцов Красной Армии не пойдут рядом с потомками солдат РОА. Иначе все это может закончиться не  "сложенной в кучу портретов" героев "Бессмертного полка", которую нам старательно рисовали в блогах, а взаимной потасовкой с использованием этих портретов в качестве подручных средств выяснения исторической правды. И это будет никакая не провокация, а искренний  накал бушующих страстей. Остается  лишь надеяться  на  трезвый дух общественности...

 

28.06.2015 07:03:45 
автор: Эрик КОТЛЯР - член семьи репрессированного 

← Все новости

 
«Московская правда»
радио-онлайн
Новое видео
Фантасмагория в кино

Нажмите и получайте наши новости вместе с Яндексом
Loading...
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru