Тайна, в которой война рождается

Тайна, в которой война рождается

(к 25-летию первой мировой империалистической войны)


Бор. ЯГЛИНГ (Яглинг (Jagling) Борис Львович (1909—1948) — прозаик, публицист, сценарист (фильм «День нового мира», СССР 1940), драматург и военный журналист)



28 июля 1939 года, «Московский большевик», ныне «Московская правда»:

 

Виновники мировой войны


«Надо объяснить людям реальную обстановку того, как велика тайна, в которой война рождается…»

(Ленин - Соч. т. XXVII, стр. 372)


 Двадцать лет назад, 23 июня 1919 г., побежденная, поставленная на колени Германия приняла в Версале мирный договор, продиктованный Антантой.

 «Кончились все пять актов драмы: огни истории потушены, мировая сцена погружается во мрак, актеры уходят, хоры замолкают. Борьба гигантов кончилась, начались ссоры пигмеев», - так охарактеризовал дни Версаля английский буржуазный политический деятель Уинстон Черчилль – непосредственный участник Версальского «мира». В этих словах Черчилля верно лишь то, что «сцена погрузилась во мрак».

«Актеры» на самом деле не ушли, «борьба гигантов» не кончилась. Начался шестой акт – тайна подготовка второй империалистической войны. Эта подготовка сопровождалась и «ссорами пигмеев», но за каждым из пигмеев по-прежнему стояли «гиганты».

Кто виновник мировой войны 1914-1918 гг.? До сих пор продолжаются раздоры между буржуазными историками и, в особенности, между авторами школьных учебников истории.

Германские учебники называли и продолжают называть виновниками войны союзные державы, требуя реванша. Злейшие враги человечества – фашисты прививают школьникам шовинизм, зоологическую ненависть к другим народам, воспитывают подрастающее поколение солдатами империалистической армии для новых истребительных войн.

Учебники государств Антанты объясняли и объясняют детям своих стран причины возникновения мировой войны 1914- 1918 гг. в духе Версальского договора. Историки стран – участниц первой мировой войны не раз собирались на международные конференции. Предполагалось , что на этих конференциях историки смогут найти общую точку зрения. Не, конечно, конференции эти ни к чему не привели.

Пресса, радио, кино- все грандиозные фабрики буржуазной лжи в странах победительницах и побежденных - на другой же день после заключения Версальского договора были пущены в ход для военной пропаганды, готовя миллионы людей к новым кровопролитиям. Версальский договор «мира» был по существу первым документом второй империалистической войны, разразившейся впоследствии на пространствах от Гибралтара до Шанхая, ибо договор лишь фиксировал противоречия в лагере империализма, но не устранил их.

Буржуазные историки ни в школьных учебниках, ни в капитальных научных трудах до сих пор не могли и не могут называть подлинных виновников в первой мировой войны.

Среди всех учебников мира существует лишь, в котором можно найти правдивый ответ на вопросы: почему возникла первая империалистическая война и кто виноват в ее возникновении? Этот учебник - классический труд по истории – вошел в свет год назад. Переведенный на множество языков, он стал настольной книгой для миллионов людей, стал идейным оружием всего передового и прогрессивного человечества. С предельной краткостью и точностью в этой книге сказано:

«Война 1914 года была войной за предел мира и сфер влияния. Она за долго подготовлялась всеми империалистическими государствами. Ее виновники – империалисты всех стран».

Эту замечательную книгу – подлинную энциклопедию большевизма- в нашей стране знает и изучает каждый. Она называется «История Всесоюзной Коммунистической партии (большевиков).



 Когда началась Первая мировая война?



«Империалистическая война подготавливалась буржуазией в глубокой тайне от своих народах».

(Краткий курс истории ВКП(б)», стр. 156)

 

«Война для капиталистических стран является таким же естественным и законным состоянием, как эксплуатация рабочего класса» (История ВКБ (б)», стр. 154).


В эпоху империализма когда мир уже поделен, а финансовый капитал требует новых рынков, колоний источников сырья, новых мест для вывоза капитала, войны неизбежны.

Изучая империализм, Ленин установил закон неравномерности, скачкообразности экономического и политического развития капиталистических стран. Капитализм в эпоху империализма (монополистический капитализм) развивается неравномерно, скачками: одни капиталистические государства, развившись быстрее, требуют своей доли в разделе мира, другие отстав, не хотят уступить награбленное.

Неравномерность развития, неразрешимость противоречий в капиталистическом мире неминуемо приводят к военным столкновениям. «Так было, например, с Германией, которая пол века назад представляла, в сравнении с Францией и Англией, отсталую страну. То же самое нужно сказать о Японии по сравнению с Россией. Известно, однако, что уже в начале XX столетия Германия и Япония скакнули так далеко, что первая успела обогнать Францию и стала теснить Англию на мировом рынке, а вторая – Россию. Из этих противоречий и возникла, как известно, недавняя империалистическая». (И.Сталин - «Вопросы ленинизма», стр.82).

В борьбе мировую гегемонию наряду с англо-французской группой капиталистов «выдвинулась другая группа капиталистов, еще более хищническая, еще более разбойничья - группа пришедших к столу капиталистический яств, когда места били заняты». (Ленин – Соч., т. XXX, стр.336). Это была группа германского империализма, намечавшего гигантскую программу агрессии, захватов и грабежа. Виновники первой мировой войны – империалисты всех стран, но главный ее зачинщик – германский империализм.

Официальной датой начало первой империалистической войны считается 1 августа 1914 г. В этот день Германия объявила войну России. На самом же деле дню 1 августа 1914 г. предшествовали целые десятилетия тайной войны дипломатов и шпионов государств германо-австрийского блока и Антанты.

Едва закончив франко-прусскую войну 1870- 1871 гг., германский капитализм уже начал готовиться к новой схватке, мечтая завоевать господство над миром. Тройственный союз Германии, Австро-Венгрии и Италии, к которому в 1883 г. примкнула Румыния, был хорошо организованным военно-дипломатическим блоком, рассчитанным на войну с Францией и Россией. Уже был разработан стратегический план будущей войны.

В 1819 – 1892 гг. Франция и Россия заключили секретную военную конференцию, по которой военные силы этих стран предполагалось ввести в действие с таким расчетом, чтобы Германии пришлось сражаться одновременно на западе и на востоке.

 Возможным противником Франции и России в те годы предполагалась Англия. Однако создание Германией сильного флота настолько обострило англо- германские противоречия, что в 1904 г. Англия заключило соглашение с Францией, а в 1907 г. со своим бывшим врагом Россией. Антанта сформировалась.

Узнав о присоединении Англии к Франции, германский генеральный штаб немедленно утвердил и принял к исполнению стратегический план Шлиффена. По этому секретнейшему плану, вторжения германских войск во Францию должно было быть произойти через территорию нейтральной Бельгии. Франко- бельгийская граница была слабо защищена, и здесь германским вооруженным силам не пришлось бы преодолевать мощные укрепления, какие существовали на границе Франции с Германией. Реализация плана Шлиффена, связанная с нарушением нейтралитета Бельгии, неминуемо вовлекала Англию в войну против Германии. Немцы на бельгийском побережье были слишком опасной угрозой для Британии. До присоединения Англии к франко-русскому союзу план Шлиффена был рискованным для Германии. Теперь же когда позиция Англии выяснилась, он стал для немцев приемлемым и наиболее удобным.

 В 1904 г. план Шлиффена попал в руки французской разведки. За что тысяч франков он был приобретен у одного из видных офицеров германского генерального штаба. Но французы не поверили этому документу и сочли его провокацией немцев. Такой план, неминуемо вызывающий вмешательство Англии, по мнению французского командования был самоубийством для Германии. Французский генеральный штаб продолжал готовиться к сражениям с врагом на востоке.

Англичане разрабатывали в это время план высадки экспедиционного десанта до Франции. Одновременно Британия вела тайные переговоры с «нейтральными» бельгийским генеральным штабом. Вполне вероятным считался вариант высадки английский войск непосредственно в Бельгии.

Задолго до вторжения немцев в Бельгию эта «нейтральная» страна уже стала театром грядущих боев. Немецкие фирмы в Бельгии выполняли перед войной всевозможные работы по исключительно дешевым ценам. При размещении заказов бельгийцы отдавали поэтому предпочтение германский промышленникам. В Льеже где находилась крепость, немецкая фирма проводила все водопроводные и канализационные работы. Резервуар для нефти около Намюрской крепости стала фирма Круппа а огнестойкое сооружения для бензина – фирма Мейзеля. В горнопромышленных районах Бельгии немецкие технические конторы бетонировали шахты, асфальтировали улицы, прокладывали канализационные колодцы, мостили и шоссировали дороги, устраивали тепловые бетонные подвалы под домами.

Все это не только давало возможность немцам сообщать сведения о будущем плацдарме. С объявлением войны всюду где так дешево работали германские фирмы, оказались цементные площадки для тяжелых орудий, тайные склады динамита, пороха, бензина телеграфные станции, тайные телефоны и т.д.

Англичане, со своей стороны, тоже кое-что предпринимали в Бельгии. Вильгельм II, бывший немецкий кайзер, пишет в своих мемуарах:

«При наступлении в 1914 г. наши войска нашли в Северной Франции и на бельгийской границе большие склады английских солдатский шинелей. По словам жителей, эти шинели были сложены здесь еще в последние, предшествовавшие войне годы. Английские пехотинцы, взятые нами в плен летом 1914 года, большей частью не имели шинелей и на вопрос, почему, отвечали довольно наивно: «Мы должны были найти свои шинели в складах Мобежа, Ле-Кенуа и т. д. в Северной Франции и Бельгии». Так же обстояло дело с картами. Нами найдена в Мобеже масса английских военных карт Северной Франции и Бельгии, некоторые экземпляры были мне предоставлены. Названия мест были напечатаны по-французски и по-английски, и на полях все обозначения были переведены для удобства солдат. Эти карты были изданы в 1911 году, отпечатаны в Саутгемптоне. Англия открывала свои склады во Франции и Бельгии с разрешения французского и бельгийского правительства».

Страны перед мировой войной буквально кишели неприятельскими лазутчиками. Под руководством своих атташе шпионы собирали информацию о портах, укреплениях, морских базах, арсеналах, обо всем что составляло военные секреты противника.

О размерах шпионской сети в годы первой мировой войны могут дать некоторые представления следующие цифры. Германская секретная служба к началу войны располагала тщательно составленной картотекой на 47 тысяч граждан России, Франции и Англии. Эти 47 тысяч были только резервом для германского шпионажа. С помощью самых разнообразных способов – подкупа, шантажа, угроз и провокаций – этих людей вербовали в германскую агентурную сеть.

В Англии 4 августа 1914 г. (день объединения войны Германией) были арестованы выслеженные ранее 21 руководитель немецких шпионских центров и 200 германских шпионов. Кроме того, 10.000 человек, подозреваемых в шпионаже в пользу Германии, были заключены до конца войны в концентрационные лагери. Список подозреваемых в германском шпионаже во Франции к 1917 г. достиг 141 тысячи имен. Список подозреваемых в США, составленный американской разведкой, насчитывал 15.000 имен. Американское морское министерство составило, однако, свой список, по которому подозревалось в шпионаже 105 тысяч человек. После того, как он был отпечатан, бывший президент Вильсон приказал уничтожить этот список: в нем было очень много друзей президента …

Когда генеральные штабы уже были готовы к войне, державам оставалось создавать повод для вооруженного столкновения. Таким поводом послужило убийство в Сараеве эрцгерцога Франца Фердинанда - наследника австро-венгерского престола.

 28 июня 1914 г. Франц Фердинанд был убит сербским террористом Гавриилом Принципом. Этот террористический акт стал для империалистических держав предлогом для того, чтобы начать мировую войну.

Австро-венгерская разведка не только была отлично информирована о готовящемся покушении, но даже участвовала в его подготовке. Франц Фердинанд, опасаясь нападения, носил стальной жилет. Лишь очень немногие при дворе знали об этой мере предосторожности. Однако сербские террористы были об этом «кем- то» осведомлены, и Принцип стрелял в голову эрцгерцога.

8 июля 1914 г. между австро-венгерскими начальником генеральского штаба Гетцендорфом и министром иностранных дел Берхтольдом произошел многозначительный разговор, в котором Берхтольд уведомил Гетцендорфа, что Сербин будет послан ультиматум с коротким сроком выполнения. Приводим этот разговор так, как он записан в мемуарах Гетцендорфа:


«Берхтольд: Что будет, если Сербия доведет дело до мобилизации (в Австро- Венгрии), а затем уступит по всем пунктам?

Гетцендорф: Тогда мы вторгнемся в Сербию.

Берхтольд: Так. А если Сербия ничего не сделает?

Гетцендорф: Тогда мы останемся там, пока нам не оплатят все расходы (по мобилизации).

Берхтольд: Мы предъявим наш ультиматум только после уборки урожая и окончания сараевского следствия.

Гетцендорф: Лучше сегодня, чем завтра, пока сохраняется нынешняя ситуация. Если наши противники пронюхают, оно приготовятся.

Берхтольд: Будут приняты меры предосторожности, чтобы сохранить тайну.

Гетцендорф: Когда будет послан ультиматум ?

Берхтольд: Через 2 недели 22 июля. Было бы хорошо, если бы вы и военный министр ушли в отпуск, чтобы создать впечатление, что ничего не готовиться».

 

Гетцендорф вместе с военным министром поспешно ушли в отпуск. Кайзер Вильгельм в это время был на парусных гонках в Киле (тоже «отпуск»), а затем отправился в Норвегию, чтобы отвлечь внимание от немецких приготовлений к войне. При дворе Николая II шли пышные празднества. Царь встречал «дорогу друга» России – французского президента Пуанкаре. На банкете, в ответ на тост Николая II, Пуанкаре в своей речи, в частности сказал:

 «Около 25 лет прошло с тех пор, как оба наших государства в ясном предвидении своих судеб объединили деятельность своей дипломатии. Счастливые результаты этого постоянного сотрудничества каждый день дают себя чувствовать в мировом равновесии».

«Счастливые результаты» действительно давали «себя чувствовать в мировом равновесии». 23 июля 1914 г. австро-венгерский ультиматум был предъявлен Сербии. Требования ультиматума были таковы, что, выполнив их, Сербия переставала существовать как самостоятельное государство. Было известно, что Сербия не может согласиться на требование ультиматума. Было известно, что Россия и Франция станут на сторону Сербии. Австро-Венгрия знала, что ее ультиматум направлен против России и Франции и начинает мировую войну.

 Сербия унизилась и приняла большинство требований ультиматума, уклонившись от ответа лишь на несколько пунктов. Это тоже было хорошо обдуманным шагом. Развязывая войну, обе стороны старались взвалить ответственность за нее на противника. Срок ультиматума истекал через двое суток. 25 июля в 6 часов вечера сербский премьер- министр и министр иностранных дел Пашич явился в австро-венгерское посольство с конвертом, содержавшим ответ Сербии. Пашич застал посла Австро-Венгрии барона Гизля окруженным грудой чемоданов. Свидание было минутным. Вручив ноту, Пашич пошел к выходу. Гизль тотчас пробежал глазами сербскую ноту и, убедившись, что не все требования приняты, облегченно вздохнул. Больше всего австро-венгерская дипломатия опасалась, что Сербия примет ультиматум. Тогда бы пришлось искать новый повод для войны. Гизль быстро подписал заранее заготовленную ноту о разрыве дипломатических отношений и об отъезде посольства, послал ее Пашучу и со всеми чинами посольства отправился на вокзал…

Машина войны двинулась.

Австрия и Россия объявили мобилизацию.

31 июля Германия предъявила России ультиматум, в котором требовала отмены мобилизации.

1 августа Германия объявила войну России.

3 августа Германия объявила войну Франции.

Англия, по традиции своей дипломатии, сделала последнюю попытку загрести жар чужими руками. Германии был предъявлен британский ультиматум - не нарушать нейтралитета Бельгии. При выполнении этого условия Англия гарантировала Германии сохранение своего нейтралитета, явно рассчитывая вмешаться в войну лишь тогда, когда обе стороны будут истощены, и извлечь из этого соответствующие выгоды. Кроме того, при всех обстоятельствах, английский ультиматум ставил Германию в положения зачинщика войны.

Но внезапное изменение оперативно-стратегического плана подготовлявшегося долгие годы, угрожало Германии катастрофой. На совещании у Вильгельма II , где обсуждался британский ультиматум, германский главнокомандующий Мольтке (младший) резано заявил: «Сосредоточение миллионной армии нельзя импровизировать, оно- результат огромного многолетнего, тяжелого труда. Будучи раз установлено, оно не может быть изменено».

Немцы восприняли предложения Англии - сохранить свой нейтралитет- как уловку с целью задержать развертывание германских сил.

 Срок английского ультиматума истекал 3 августа в 12 часов ночи. Английский кабинет министров собрался к этому времени, ожидая дальнейших событий. В полной тишине часы пробили двенадцать…

Через 20 минут перед собравшимися явился морской министр и сообщил, что им разослана по всем морям и океанам радиограмма, приказывающая английским военным судам начать военной действие. Англия вступила в мировую войну. Война, уничтожившая за пять десятки миллионов человеческих жизней, война, величавшая и кровопролитнейшая в истории, началась.

 

 «Когда война разразилась каждое империалистическое правительство старалось доказать, что не оно напало на соседей, а на него напали. Буржуазия обманывала народ, скрывая истинные целы войны, ее империалистический, захватнический характер».

(«Краткий курс истории ВКП(б)», стр. 156).


С объявлением войны миллионы трудящихся получили оружие. Это оружие могло быть повернуто против тех, кто послал солдат империалистских армий сражаться. Чтобы предотвратить революцию, буржуазия всех стран развернула мощную пропаганду, убеждая свои народы в виновности и преступности противника и в скором победоносном конце войны.

 Особенно ловко лгали буржуазные газеты. Немецкая пресса, например даже не употребляла выражения «Марнская битва», чтобы не напомнить о поражении на Марне. Публиковались тщательно сработанные фальшивки.

 Германские специально составленные фото-репортажные отчеты из оккупированных районов публиковались с целью доказать миру, что немцы не варвары, что их обращение с населением оккупированных земель заслуживает всяческих похвал.

 О том, как искажались участниками войны сведения военного характера, красноречиво свидетельствует следующий пример.

Германская газета «Кельнише цейтунг» напечатал заметку, где сообщалось: «Когда стало известным о нападении Антверпена, в церквях зазвонили колокола (в Кельне)…».

Парижская газета «Матэн» сообщила: «По данным «Кельнише цейтунг», немцы заставили священников Антверпена звонить в колокола после падения крепости».

За «Матэн», полученным из Кельна, бельгийские священники, отказавшиеся звонить в колокола при взятии Антверпена, были выгнаны со своих должностей».

Итальянская газета «Коррьере делла Серра» отметила: «По данным «Таймс», полученным из Кельна через Париж несчастные бельгийские священники отказавшиеся звонить в колокола при взятие немцами Антверпена, приговорены к тяжелым принудительным работам».

Наконец, кольцо замкнулось. Газета «Матэн» снова опубликовала заметку: «По данным информации«Коррьере делла Серра» из Кельна через Лондон, варвары, захватившие Антверпен, наказали героев- священников, отказавшихся звонить в колокола. Несчастных повесили в виде живых колокольных языков вниз головой».

На чайных чашках писали «Боже, покарай Англию», «Франция бессмертна», на блюдах- «Бог покровительствует Францию». На молочниках – «Да здравствует гром пушек!», на диванных подушках – «Снарядов войскам».

 Буржуазная пропаганда в годы мировой войны служила одной лишь цели - одурачить народы, заставить их сражаться за интересы империалистов.

 Когда же трудящиеся России, руководимые большевистской партией, повернули оружие против своих угнетателей, империалисты всех стран объединились чтобы подавить Великую Октябрьскую социалистическую революцию. Империалисты пустили вход против Советской России все испытания орудия своих арсеналов – армии, дипломатию шпионаж и лживую пропаганду.


На другой день после Первой мировой войны


 «Где пройдет война, там пройдет революция. Опыт послевоенной эпохи ясно показывает нам, как развернуться события при следующей войне, - но только тогда они развернуться более широко и круто. Даже тот кто хочет уничтожить прогресс,- толкает его вперед. Но что бы ни таило в себе будущее, если разразится война – величайшим основанием уверенности советских народов будет Сталин». 

(Анри Барбюс- «Сталин»).


Что можно было взять в Версале с побежденной Германии?

Предоставим слово Черчиллю, участвовавшему в версальском дележе:

«Я вполне согласен,- говорит Черчилль,- что нужно заставить немцев заплатить за все, что они в состоянии заплатить. Но платежи могут быть произведены одним из трех способов: (А) золото и ценные бумаги. Это было бы каплей в море. (Б) Принудительный труд; то- есть мы заставили бы немцев в нашей стране работать на нас и на наших союзников в состоянии рабства. Но это отняло бы заработок у нашего собственного народа, да и кроме того мы ведь предпочитали бы пользоваться добром немцев, а не наслаждаться их обществом. Наконец (В) уплата товарами. Мы не должны требовать от немцев уплаты такими товарами, экспорт, который может подорвать нашу собственную торговлю. В противном случае мы по мирному договору создали бы тот самый демпинг, против которого так восстают наши собственные промышленники».

 Участники Версаля просто опасались того, что тяжелые условия мира развяжут революцию в Германии. Но самой страшной угрозой для всех принимавших участие в Версальской конференции был большевизм России.

За полгода до Версаля Вильсон. Клемансо и Ллойд- Джордж на специально совещании ( 1 декабря 1918г.) наметили программу совместных работ. Первая революция была о Лиге наций. Вторая гласила: «Русскому народу предоставить избрать национальное собрание…». Иначе говоря, речь шла о ликвидации советской власти.

Вызвали генерала Фоша и спросили, как собрать учредительное собрание в России. Фрош сказал, по его мнению, надо просто свергнуть большевиков вооруженной силой. «Эта задача будет очень легкой по сравнению с задачами восстановления фронта после битвы 21 марта (в 1918 г.) или прорыва оборонительной линии Гинденбурга».

Участники совещания обсудили предложение Фоша и приняли такое решение: «Германию нужно пригласить помочь нам в снабжении России и восстановлении Восточной Европы». Такова была единственная устраивавшая все участников Версальского «мира» контрибуция, которой можно было потребовать от Германии. Поверженной Германии готовы были дать пощаду при условии уничтожения советской власти.

Германские империалисты, потерпев поражение в войне, надеялись поправить свои дела за счет Страны Советов. Они пытались выступать наемником мировой буржуазии против народов нашей социалистической родины, прорвавших фронт империализма и покончивших навсегда с империалистическими войнами. Эти планы оказались битыми, как и окажутся битыми впредь, если фашизм попробует повторить осуществление этих сумасбродных планов.

После Версаля прошло 20 лет. За эти 20 лет ни на минуту не прекращалась явная и тайна подготовка империалистических государств к войне против Советского Союза. Новая - вторая мировая война разразилась за эти годы. Империалисты пытаются обратить острие этой войны против СССР- страны социализма.

Но великая советская держава не поддается и не поддастся провокациям поджигателей войны. Каждый год мирной передышки еще больше укрепляет могущество нашей социалистической родины и ослабляет государство фашизма и воинствующего империализма. Время работает на нас.

В соревнованиях двух систем – социализма и капитализма- неизбежна победа социализма, несущего человечеству мир, свободу, счастье, освобождение от оков эксплоатации .

Но пока пять шестых земного шара остается в лапах капитализма, породившего человеконенавистнический фашизм - злейшего врага передового и прогрессивного человечества, будущие бои неминуемы. Большевики, самые последовательные противники империалистических войн,- не пацифисты. Оно вооружены самой передовой в мире ленинско-сталинской теорией о войнах справедливых и несправедливых.

Большевики не против всякой войны. Они только против империалистических войн. Большевики считают, что война бывает двух родов:

«а) война справедливая, незахватническая, освободительная, имеющая цель либо защиту народа от внешнего нападения и попыток его порабощения, либо освобождение народа от рабства капитализма, либо, наконец, освобождение колоний и зависимых стран от гнета империалистов, и

б) война несправедливая, захватническая, имеющая целью захват и порабощение чужих стран, чужих народов». (Краткий курс истории ВКП (б)», стр.161.

Трудящиеся страны социализма помнят слова великого Сталина: «Нужно весь наш народ держать в состоянии мобилизационного нападения, что бы ни какая «случайность» и не какие фокусы наших внешних врагов не могли застигнуть нас врасплох…»

На любой удар врага наша страна ответит тройным сокрушительным ударом. На чужой земле будем мы защищать свою землю. Мы победим потому, что наша родина сильнее любого неприятеля, и потому, что с нами - все передовое, прогрессивное человечество. Наша война будет самой справедливой из всех, какие знает история.

 

 

← Все новости

 
«Московская правда»
радио-онлайн
Новое видео
Лучшие квесты в Москве

Нажмите и получайте наши новости вместе с Яндексом
Loading...
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru