И полотна не сгорают...

И полотна не сгорают...

У книги Бориса Розенфельда "Белая вилла" (издательство "Снег") два героя. Первый - выдающийся русский художник Николай Александрович Ярошенко (1846 - 1898). Это он в 1880-х годах дал новую жизнь небольшому участку земли в слободе Кисловодской, построив там дом, долго привлекавший в свои стены многих деятелей отечественной культуры. Второй - художник Владимир Вячеславович Секлюцкий (1907 - 1990), вознамерившийся в первые послевоенные годы положить жизнь, чтобы восстановить славу старой усадьбы, создать в ней музей, где будут собраны уцелевшие картины прославленного живописца.

У нас мало кто знает, через какие препятствия должен пройти рискующий добиться удачи в амплуа музейщика. Тем более неведом конкретный путь Секлюцкого в его полном подвижническом объеме. Борис Розенфельд разнообразно повествует, как, не считаясь ни с чем, тот массу сил и времени тратил на поиск сведений об исчезнувших полотнах мастера, среди которых были замечательные кавказские пейзажи, колоритные зарубежные этюды, удивительные портреты современников. Он упорно старался находить мемориальные вещи и детали обстановки особняка и флигелей. Усадьба, превращенная после революции в коммуналку, утратила память о прежнем гостеприимном хозяине, кумире передвижнических выставок, человеке высокой культуры. Все приходилось начинать с нуля.

Секлюцкий, как никто, умел убеждать обнаруженных владельцев картин и этюдов передавать их будущему музею в дар. На их покупку денег у него не было, ни государственных, ни своих. Его просьбы иногда трогали сердца крупных государственных собраний, разрешавших копирование произведений Ярошенко, а то и санаториев Кавминвод, со скрипом расстававшихся со своими сокровищами. Волонтеры-специалисты охотно откликались на призывы Секлюцкого о помощи. Картины старались бережно сохранять, а иногда копировать и реставрировать. Книга Бориса Розенфельда густо насыщена потрясающими историями, которые сами по себе являются замечательными примерами истинно человеческого отношения к ценностям культуры.

Одна из них, касающаяся арбатских жителей Платоновых, просто великолепна. Придя к москвичам по случайно полученным от знакомых курортников координатам, Секлюцкий увидел в квартире недавно купленное полотно Ярошенко "Красные камни". Горящие глаза кавказского гостя говорили так много, а речи его о неведомом музее были так ярки, что хозяева, накормив его обедом, передали свое сокровище Секлюцкому с рук на руки. Намного более трудным оказалось заполучить чудесную картину Ярошенко "Хор", хранившуюся у наследников академика И. П. Павлова. Не раз и не два пришлось посланцу "Белой виллы" стучаться в двери после категорических отказов. Но Секлюцкий не был бы Секлюцким, если бы после них пал духом. Это был настоящий боец!

Создать новый музей - всегда задача огромная. И тем более на обломках  растворившейся в годах авторской картинной галереи, на крохах воспоминаний и личного документального достояния. Но Секлюцкий, вдохновленный творческим образом Ярошенко, шел вперед, не останавливаясь. Поселившись после войны в Кисловодске, он убедил городские власти начать постепенное переселение жильцов с исторической территории в новостройки. После открытия музея в 1962 году (он занял пост директора) стало ясно - возникает новый подлинно российский центр культуры!

И так же, как Ярошенко помогали его близкие друзья в обустройстве нового гнезда культуры (М. В. Нестеров, Н.  Н. Дубовской, Н. А. Касаткин, В. Е. Маковский, Н. К. Михайловский, Д. И. Менделеев и др.), так и к Секлюцкому пришла помощь от верных сторонников и поклонников его проекта. В книге впервые приводится письмо известнейшей московской поэтессы Натальи Петровны Кончаловской (1909 - 1988), внучки выдающегося русского художника В. И. Сурикова. Она дает красноречивый отзыв о Секлюцком как музейщике и творце художественных ценностей.

"...Только я одна знаю, чего ему это стоило, сколько энергии, сколько энтузиазма вложил он. Я сама возила кучу документов в ЦК в Москву, и, зная как это было сложно пробивать такое дело издалека, я глубоко уважаю его. Ни один человек не станет таскаться по музеям и вымаливать картины, идут навстречу только художнику.

Здесь в Москве к нему относятся с огромным уважением все из людей искусства и науки, побывавшие в кисловодском музее, все знают, как часто равнодушие пресекает энтузиазм, с которым начато такое дело.

Я очень люблю живопись Секлюцкого, он хороший художник, а на таком деле должен быть художник, все остальные будут только администраторами, а это для музея невыгодно".

Перечитывая эту книгу, неизбежно приходишь к еще одному выводу. У нее есть и третий герой. Это сам автор, которому посчастливилось быть другом В. В. Секлюцкого на протяжении многих лет, устами которого с нами говорит минувшее, очищенное от вымыслов и субъективных натяжек. Его собственное писательское мастерство, талант аналитического осмысления крупных массивов историко-культурной информации, живописания широкого круга творческих ситуаций сделали книгу совершенным созданием. Обильно иллюстрированная, прекрасно изданная, она стала достойным памятником замечательным людям отечественного искусства, их порывам и свершениям.


29.06.2016 03:16:19 
автор: Николай МИТРОФАНОВ, член редколлегии "Московской энциклопедии" 

← Все новости

 
«Московская правда»
радио-онлайн
Новое видео
"SPOILER ALERT" на радио "Московская правда".

Нажмите и получайте наши новости вместе с Яндексом
Loading...
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru