Антонина Пирожкова: хранительница наследия

Антонина Пирожкова: хранительница наследия

Антонина Пирожкова прожила долгую и богатую событиями жизнь. Родилась она в сибирском селе Красный Яр за пять лет до начала Первой мировой войны, а скончалась в начале второго десятилетия ХХI века. Долгие годы она работала над мемуарами: начала писать еще в 60-е, затем неоднократно возвращалась к своим запискам. Последние строки в ее воспоминаниях датированы 2007 годом. С середины 1990-х Антонина Николаевна жила в США, куда ранее переехал ее внук Андрей. Сегодня ее мемуары впервые собраны под одной обложкой: книгу под названием "Я пытаюсь восстановить черты" выпустило издательство АСТ.

    Литературоведам и поклонникам русской словесности Пирожкова известна в первую очередь как жена Исаака Бабеля. Именно с воспоминаний о нем началась в конце 1960-х литературная деятельность Антонины Пирожковой: в Москве готовился сборник мемуаров об авторе "Конармии" и "Одесских рассказов", а "человеческих" страниц в нем недоставало. Тогда вдова сама взялась за перо, чтобы рассказать о том, каким был Бабель в общении, в быту, какой была его "литературная кухня". Позднее к этим главам стали присоединяться все новые и новые страницы, в том числе автобиографического рода. Не случайно на обложку книги вынесен слоган "О Бабеле - и не только о нем". Действительно, Антонина Николаевна была свидетелем многих важных и интересных событий, лично знала немало знаменитых и характерных людей эпохи. Ее воспоминания многогранны и увлекательны. Но все же фигура Исаака Бабеля по праву стоит в центре этого повествования.

    Они познакомились в Москве в начале 1930-х: известный писатель, автор многих прогремевших книг,  и 23-летняя инженер-строитель, недавно приехавшая из Кузнецка, где проектировала корпуса металлургического завода-гиганта. В то время женщины-инженеры были редкостью, тем более в таких традиционно "мужских" областях, как строительство предприятий, мостов, шахт. Во многих трудовых коллективах, где работала Пирожкова после окончания Томского технологического института, она была единственной женщиной. Это привлекало внимание начальства и журналистов. Да и неженатые коллеги-инженеры нередко засматривались на единственную в их рядах (к тому же молодую, красивую, талантливую) представительницу "слабого" пола. Впрочем, Пирожкову приглашали на лучшие стройки страны не за красивые глаза: она была, что называется, инженером от бога. Способностями математического расчета конструкций она обладала выдающимися. Специализировалась на железобетоне, который в то время становился самым актуальным стройматериалом. К тому же ей, можно сказать, везло на интересные и полезные знакомства. Ее непосредственность, природный ум и обаяние помогали в общении с "сильными мира сего". Один из таких больших начальников, познакомившись с Пирожковой на Кузнецкстрое, предложил ей работу в Москве.

    Исаак Бабель к тому времени уже давно жил в столице (хотя родился в Одессе, учился на экономиста в Киеве, воевал на Украине и в Польше). Он писал в то время для журналов о стройках пятилетки и о новых людях советской страны. И однажды в гостях у одного из "генералов" советской  индустрии познакомился с молодым инженером Пирожковой. Повод для продолжения знакомства возник сам собой: писатель решил показать девушке Москву, в которой она недавно жила и поэтому еще плохо ориентировалась. Так, с "краеведческих" прогулок по городу и начался этот роман, так красиво описанный в воспоминаниях Пирожковой. По ее словам, Бабель ненавязчиво и элегантно ухаживал за ней (он был старше на 15 лет и имел за плечами два брака), постепенно знакомил ее со своими друзьями, каждый из которых был по-своему интересной и самобытной личностью. А круг знакомств Бабеля был широк - от писателей и секретарей обкомов до уличных голубятников и наездников с ипподрома. Писатель ничуть не кичился своей причастностью к творческой элите. Он был прост и открыт, как всякий большой художник.

    Пирожкова и Бабель прожили вместе семь лет. В 1937-м у них родилась дочь Лидия. (Следуя революционным традициям того времени, брак они не зарегистрировали: впоследствии это принесло Антонине Николаевне некоторые бюрократические затруднения.) Бабель был полон творческих сил, работал над новой прозой, для которой давно копил материал. Но идиллия разрушилась в мае 1939-го, когда писателя арестовали. Поначалу Пирожковой казалось: это явная ошибка, муж не был врагом советской власти, его скоро выпустят. Но шли месяцы, потом годы, вестей от Бабеля не было. В "органах" на запросы отвечали однообразно: жив, находится в заключении. Правда, следователь намекнул однажды, что ей нужно начинать "устраивать свою жизнь" заново. Но она упорно ждала возвращения арестованного. Лишь в середине 1950-х, в период реабилитации жертв большого террора, Пирожковой официально сообщили, что Бабель был расстрелян еще в 1940 году. Что с ним происходило в тюрьме между арестом и гибелью - доныне неизвестно. Архив писателя, изъятый чекистами в его квартире, пропал без следа.

    Пирожкову, "жену врага народа", не тронули и не уволили с Метростроя, где она в то время работала. С точки зрения властей, она была ценным квалифицированным "кадром", а такими кадрами в то время не разбрасывались. К тому же строительство метрополитена курировал лично Сталин. 1930-е - 1950-е годы были чрезвычайно плодотворными в профессиональной карьере Пирожковой. Она принимала участие в проектировании подземных залов станций "Маяковская", "Площадь Революции", "Павелецкая", "Киевская"... Для историков Москвы страницы мемуаров, посвященные ее работе в Метропроекте, особенно драгоценны. Память Антонины Николаевны сохранила многие события, имена. Между прочим, ее начальником в конце 30-х был инженер-тоннельщик Николай Данелия, отец будущего знаменитого кинорежиссера (не случайно героем фильма Георгия Данелии "Я шагаю по Москве" стал паренек-метростроевец).

    Антонина Николаевна не только строила сама, но и передавала опыт молодому поколению инженеров: преподавала в МИИТе, написала единственный в своем роде учебник по метростроению. Новые издания этой книги она готовила к печати, уже выйдя на пенсию. Она в ту пору целиком посвятила себя Бабелю: собирала его забытые произведения, готовила к печати книги, писала воспоминания, поддерживала общение с друзьями покойного мужа. Жизнь Антонины Николаевны в 1970 - 1980-е можно назвать по советским меркам благополучной. Кстати, ее дочь Лидия тоже выбрала профессию в строительной отрасли: закончила МАРХИ и стала архитектором. А внук Пирожковой - театральный актер, режиссер, педагог. Он унаследовал от бабушки страсть к сохранению и  изучению бабелевского наследия. В конце 2013 года, когда вышла эта книга, Андрей Малаев-Бабель приезжал в Москву из США, давал много интервью, выступал на презентациях, анонсировал документальный фильм, в который войдут последние видеосъемки Антонины Николаевны. Он также написал к книге трогательное вступительное слово.

    Книга эта замечательна не только своей уникальной фактурой. Сама интонация этой мемуарной прозы располагает к себе, показывает ум и цельность личности автора. О писательском мире здесь рассказывает не литератор, а представитель "точных наук", и это придает тексту дополнительную объективность. Книга Пирожковой, повествующая о трудных, порой драматических событиях, написана спокойно и интеллигентно, с благородной простотой. Годы детства и юности, жизнь рядом с Бабелем, инженерные труды, житейские будни... Это не просто воспоминания отдельно взятого человека, это большая и серьезная книга о русском ХХ веке.
17.04.2014 01:25:36 
автор: Андрей МИРОШКИН 

← Все новости

 
«Московская правда»
радио-онлайн
Новое видео
Фантасмагория в кино

Нажмите и получайте наши новости вместе с Яндексом
Loading...
Яндекс.Метрика Рейтинг@Mail.ru Рейтинг@Mail.ru